Пресс-выпуски

Россияне о Николае II

Когда 20 апреля завершался опрос «Левада-центра», 53% одобрили «жесткие санкции вплоть до ликвидации к НКО, которые занимаются политической деятельностью, получают средства из-за рубежа, но в нарушение закона не регистрируются в качестве иностранных агентов». Это ничего, что о прокурорских проверках в НКО и «Левада-центре» 52% россиян на тот момент ничего не знали. На то и был расчет у изобретателей этой кампании. Чем меньше люди знают, тем лучше подействует сама чекистская формулировка: агент, да еще иностранный. Проговорился, однако, главный прокурор. Государство (т. е. мы) должно «защитить себя». (А то ведь эти «агенты» всем показывают, как государство (т. е. мы) не соблюдает свои же законы. А иные еще и рассказывают всем, что все про это думают.) Сигнал: пора на деле (не на словах, г-н идеолог!) вводить суверенную демократию, т. е. режим, когда никто нам не указ, как нам надо править.

К такого рода акциям обычно прибегают, чтобы, разоблачив и опозорив врагов режима, сплотить весь народ на ненависти к ним. Но это не выходит. Обстановку нагнетают, а сплоченность вокруг власти падает. В январе были готовы голосовать за Путина («если бы выборы состоялись сейчас») 32%, а в апреле 29%. И хотя публика в большинстве своем уже сейчас знает, что в 2018 г. президентом окажется или Путин, или некто из назначенных им преемников, она этого более не жаждет. Путина хотели бы видеть на этом посту 26%, «другого человека, который продолжил бы политику Путина» — 14%. А «человека, который предложил бы другое решение проблем России» — 41%.

Напомним, что на минувших президентских выборах одним из главных мотивов голосования за Путина была безальтернативность его фигуры. За этим стояла безальтернативность политики, которую осуществляет нынешний правящий слой. Народ на эту перспективу (или на это отсутствие перспектив) тогда дал согласие. Прошел год — и этого согласия больше нет.

Спецификой момента является не только эта перемена в отношении к президенту: рейтинг — все те же 63%, но под ним теряющее прочность основание. То же происходит и с отношением к правящей партии. Начнись выборы в ближайшее воскресенье, за нее голосовало бы 29% — больше, чем за любые две другие. Но ведь оказывается, что на фоне скандалов вокруг незадекларированной собственности, липовых диссертаций депутатов Госдумы народ стал склоняться к тому, что стоило бы «эту Думу распустить и провести новые честные выборы» (за — 43%, против — 39%).

Сегодня под вопросом не символическая сплоченность населения вокруг партии и лидера, ради повышения которой ищут внутренних врагов. Народ заводит речь о более глубинных проблемах, о глубинных переменах. Развитие этого недовольства идет само, не чужие деньги и не белые ленточки его провоцируют. Идет, как видим, с ускорением. Нужно не разжигание вражды в обществе, а, наоборот, срочное собирание всех гражданских сил на совет, как осуществить эти перемены.