Аналитика

Президент Трамп, или как россияне полюбили американскую бомбу

Последние несколько месяцев россияне живут в атмосфере, пропитанной новостями о каждом действии американского президента Дональда Трампа. Трудно сказать, какой еще политический процесс в чужой стране привлекал такое внимание широкой аудитории. Церемония инаугурации оказалась самым запоминающимся событием месяца: таковым ее назвали 42% россиян. Около половины россиян (46%) ожидают, что при Трампе отношения двух стран улучшатся.

Президент мирового гегемона, влияние которого признает даже руководитель соперничающей державы, вдруг заявляет, что хочет сделать из США страну, озабоченную внутренней политикой и не имеющую глобальных притязаний. По крайней мере, именно это слышится в первые недели его президентства. Первые шаги Трампа вызывают у политиков и экспертов по международной безопасности очень большие опасения по поводу будущего мироустройства. Мир еще не так многополярен, как хотелось бы лидерам многих стран, и добровольный уход США с позиции «мирового жандарма» существенно поменяет баланс сил. У рядовых россиян смена руководства США вызывает преимущественно положительные чувства. Значительная часть населения считает политику США в отношении России одним из ключевых факторов, влияющих на жизнь в стране.

Влияние Запада и страх собственного бессилия

Влияние США оказывается крайне значимым для формирования общероссийской идентичности: создаваемый образ внешнего врага в лице западных стран играет роль сплачивающего элемента. Но это только верхушка айсберга, а глубинная суть проблемы заключается в нехватке рукотворных социально значимых благ внутри страны. Отсутствие чувства причастности к созданию собственного будущего, будущего города или страны существенно ограничивает понимание процессов, происходящих и по всему миру. Исследования показывают, что гордость у россиян вызывает лишь символический капитал: физические размеры или ресурсы страны (подробно этот феномен разобрал российский социолог Борис Дубин в статье «Запад, граница, особый путь: символика «другого» в политической мифологии России»). Именно их называют главным достоянием страны, единственным объектом зависти со стороны других. Однако эти ресурсы совершенно не принадлежат гражданам России: они не были заработаны людьми, но были даны историей. Чаще говорят, будто они принадлежат абстрактному «народу», а это значит, что отдельные люди не вправе ими пользоваться. Ими невозможно воспользоваться даже при желании, ведь фактически распоряжаются ими другие люди. Цитата одного из респондентов в ходе фокус-группы, проведенной «Левада-Центром» в мае 2016 года, ярко иллюстрирует это распространенное мнение:

«По Конституции недра принадлежат народу, но почему-то народу какому-то… В данный момент какой-то очень обособленной кучке людей, которая на этом реально наживается».

В этом плане история СССР – страны с мощной индустриальной экономикой – формирует идеальные представления россиян о должном образе великой державы, к которому мы обязаны стремиться. В сегодняшнем государстве ценного немного – только люди, которые что-то могут в стране поменять. Эта возможность способна реализоваться в каком-то отдаленном будущем, но на сегодняшний день в России сформировался ценностный вакуум: нет ни «российской (русской, какой угодно) мечты», ни накопленного материального богатства, принадлежащего народу.

Абстрактный «Запад» противопоставлен России в массовом сознании и потому является отправной точки самоидентификации. Отношение к Западу чаще всего лишено примеси личного опыта, а потому жизнь за границей обладает особенной аутентичностью: «там» закон работает, как и должен, а государство относится к гражданам с уважением. Запад кажется целостным, и потому его возможность влиять на российскую жизнь остается в глазах россиян очень значительной. Ощущение экономической и культурной вторичности по отношению к Западу формирует запрос на получение новостей о жизни за рубежом, а работа российских СМИ помогает этой теме стать ключевой в информационном поле. Российские СМИ фокусируют внимание общества на внешней политике, поскольку именно она консолидирует российское общество, и только там Россия состоялась как великая держава.

Более молодые и активные россияне, посетившие западные страны туристами, имеют гораздо более позитивное восприятие их образа жизни, а точнее его поверхностных элементов, которые первыми бросаются в глаза: чистые улицы, социальное обеспечение, соблюдение законов и так далее. Свободы, деловая этика и прочие институты, которые на самом деле обеспечивают все внешние атрибуты приятной жизни «там» – оказываются за пределами внимания. В условиях, когда внутри страны отсутствует значимый образец достойной жизни, люди обращаются к западному опыту как опорному, но с позиции «прохожего». Данные всероссийского опроса «Левада-Центра», проведенного в марте 2016 года, указывают на то, что обычно россияне ценят внешние атрибуты западной жизни: высокие зарплаты (53%), развитую экономику (31%) или социальную сферу (23%). Предполагается, что их можно вписать в программу особого российского пути. При этом, разумеется, россияне отбрасывают права меньшинств (3%) или систему доверительных отношений между гражданами (3%) как что-то несоответствующее российскому менталитету.

Более того, это ценностное основание западной жизни воспринимается как враждебное. Посыл выступлений Трампа как раз заключается в том, чтобы дискредитировать ценности либеральной демократии, и это одна из возможных причин его популярности в России.

Схожесть Путина и Трампа

В массовом сознании российского общества нет полной уверенности в пророссийских устремлениях нового президента конкурирующей державы. Опросы и качественные исследования, проведенные в середине января, показывают скорее настороженно-выжидательное отношение россиян. Общее настроение было выражено одним из респондентов в ходе фокус-группы:

«Поначалу они все обещают золотые горы. Поживем – увидим, потому что Обама тоже вначале очень много и красиво говорил. На 2-ой, на 3-ий год, по крайней мере, можно ожидать какие-то результаты».

Однако стартовые позиции у Трампа в среде россиян достаточно высокие для руководителя самой враждебной страны. От него ждут близкого российскому мировоззрению «свежего взгляда», независимости от американского истеблишмента, который с подачи телевизора россияне считают главным источником русофобии и милитаризма. В отличие от элит, Трамп выступает защитником консервативных взглядов. Респонденты считают, что «большинство людей у нас разделяют ценности Трампа». В новой российской мифологии присутствует идея, что Дональд Трамп заработал свой капитал самостоятельно, и потому независим от банкиров, «рокфеллеров».

Россиянам по-человечески понятен мотив голосовавших за Трампа: это простые, небогатые американцы, которых достали олигархи. Огромную роль играет идея личной независимости. Отсутствие чувства личной свободы, уязвимость перед любыми трудностями становятся препятствиями на пути приобретения собственной гражданской идентичности. Страх потерять остатки личной свободы и способность сохранять привычный уровень жизни – главные причины, по которым россияне боятся смены власти у себя в стране. Широко распространено мнение, что некое абстрактное «правительство» и связанные с ним финансовые круги более всего заинтересованы в слабости простых граждан, потому что им выгодно подчиненное состояние народа. Образ Дональда Трампа, преодолевшего сопротивление элит (и потому способного донести мнение простых американцев) – проекция собственных проблем и их решения на политическое пространство другой страны.

Другой причиной общероссийской радости по поводу избрания Трампа оказываются его взгляды на отношения с Россией. Трампу россияне приписывают рациональное поведение: он бизнесмен, значит, с ним можно договориться. При этом респонденты признают, что российское руководство имеет иное «происхождение»: это сотрудники органов безопасности. Но все равно Трамп представляется удобным для нашей страны политиком. И дело не в надежде просчитать шаги следующего президента. В конце концов, именно администрация Обамы была достаточно предсказуемой и, как показал опыт, удобной для России. Однако именно она назначена государственными СМИ главной причиной всех российских бед, а вот Трампа превозносят как избавителя. Как представляется, главной причиной таких высоких ожиданий от нового американского президента стала уверенность в том, что с ним удастся найти общий язык. Он не будет говорить о величии американской идеологии, во враждебности которой уверена огромная часть россиян. Для него превыше всего собственная выгода, и это делает мотивы его поступков более понятными.

Россияне верят, что Путин и Трамп обязательно договорятся, потому что они способны действовать независимо от враждебных элит и навязанных ими законов. Отношения между странами в упрощенном представлении россиян оказываются похожими на борьбу без правил. Только такие типажи как Трамп и Путин могут преуспеть в мире, где не действуют законы, а правила взаимодействия являются результатом частных договоренностей. Конечно, есть риск, что руководитель страны имеет и собственные, корыстные интересы. Однако законопослушность или приверженность высоким идеалам представляются куда менее важными характеристиками лидера государства, чем способность проявить «заботу» о своем народе. Россияне признаются, что людям не всегда нужно знать всю правду, иначе «спать нормально не сможешь». Сторонникам Трампа кажется очевидным, что тот курс, которым шла страна при предыдущих администрациях, был ошибочным. Многим россиянам знакомо это чувство: нет уверенности в своем будущем, атмосфера пропитана неопределенным страхом потрясений, внезапного ухудшения жизни. Кажется, что нет ничего важнее того, чтобы остановить приближающуюся катастрофу. Граждане готовы закрывать глаза на политические махинации, непрозрачность доходов или существенную концентрацию власти в одних руках, если есть надежда предотвратить печальный исход. Популизм кончается тогда, когда страх изменений сменяется их желанием.

Оригинал