- Левада-Центр - https://www.levada.ru -

Как отравление Навального разделило общество пополам. Социологи о новом конфликте поколений в России

Тридцать процентов россиян считают отравление Алексея Навального инсценировкой, показал опрос “Левада-Центра”, результаты которого опубликовала [1] “Медуза”. Еще 19% сказали, что “это провокация западных спецслужб”.

15% респондентов ответили, что “это попытка власти устранить политического оппонента”.

В целом об отравлении “что-то слышали” 61% опрошенных, 17% внимательно следят за развитием истории.

В результатах опроса прослеживается тенденция: чем старше люди, тем меньше они верят в попытку властей устранить Навального.

Подробнее об этом сотрудники “Левада-Центра”, директор Лев Гудков и социолог Степан Гончаров рассказали Настоящему Времени.

Лев Гудков:

“Остатки советских представлений”

— Мы фиксируем, что отношение к получаемой информации и, соответственно, к версии о попытках убийства Навального, оно связано с тремя факторами: образованием, источниками информации – пользуются люди интернетом или социальными сетями, – возрастом и местом жительства. Чем моложе, образованнее [люди] и чаще сидят в социальных сетях, тем меньше доверия к официальным каналам, прежде всего к тому, что идет по телевидению.

Большая часть страны – это пожилые люди, провинция, малые города и деревни, – пользуется в основном официальными каналами, то есть одним или двумя федеральными каналами, где, конечно, идет массированная дезинформация, клевета и пропагандистская работа с этой информацией. Поэтому там [присутствует] сочетание недоверия к поступающей информации из социальных сетей, страх и сильнейший конформизм, остатки советских представлений, которые парализуют поступающие сведения. Сами по себе такого рода сведения практики государственных убийств, конечно, вызывают сильнейшее сопротивление, страх и ощущение внутреннего дискомфорта. Поэтому нарастает сопротивление, собственный страх превращается в агрессию против жертвы. Это обычная такая вещь, которую описывают и психологи, и социологи, и прочие. На этом и держится режим – он возбуждает страх и беспокойство по поводу стабильности. А в условиях нарастающего кризиса и пандемии, снижения доходов, тревоги перед будущим возникает бессознательное желание стабильности и блокада неприятной информации.

“Нежелание слышать неприятные вещи”

— Просмотры – 18% или сейчас уже, наверное, 19% – это те, кто присоединяются к интернет-версии об отравлении, то есть верят в это, считают, что это попытка ликвидировать критиков режима, оппонентов режима, и что это практика спецслужб, что она идет от самого верха. Это понятная вещь для пользователей, критически настроенных по отношению к режиму и недовольных тем, что происходит в стране.

У других – а это большая часть, они в основном сидят в телевидении – существует сопротивление и нежелание слышать неприятные сведения такого рода, которые подрывают их отношение к власти, лояльность власти и прочее. Поэтому это нормальная вещь. Нормальная в том смысле, что это типичное распределение мнений.

Степан Гончаров:

Позиция по Навальному и поколенческий разрыв

“Сейчас, наверное, самое важное, что мы знаем о нашем обществе, – это то, что растет разрыв в оценках и каких-то политических событий, и каких-то глобальных тенденций нашей страны между социально-демографическими разными группами, – говорит Степан Гончаров. – Например, если мы посмотрим на отношение молодежи к этим версиям, то мы увидим значительное преобладание версий, что это попытка власти устранить политического конкурента. Это если мы говорим о самых молодых – до 25 лет – респондентах.

И мы видим, как постепенной лесенкой доля сторонников версии Навального снижается, когда мы достигаем старших возрастных групп. Возрастной разрыв есть, и он усугубляется”.

 

Что означает антирейтинг Навального?

“У нас есть традиционный вопрос: “Каким политикам вы доверяете, каким не доверяете?” И Навальный – один из лидеров по антирейтингу, при этом уровень доверия не очень высокий. Его многие знают, но преобладающая его оценка скорее негативная. Но это не отменяет того факта, что к его деятельности люди относятся положительно. Многие из тех, кто к нему относится отрицательно, положительно относятся к самим расследованиям и говорят, что он проводит полезную работу. Но сам по себе, конечно, “спонсируется ЦРУ” – и все эти версии.

Конечно, сам по себе он представляется россиянам сильной личностью. То есть сейчас это сильный знак минус, но, наверное, этот знак может и поменяться довольно быстро. А то, что он воспринимается как сильная личность, это уже останется. Наверное, поэтому его опасаются, в том числе [и власти]”, – заключает Степан Гончаров.

Оригинал [2]

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь [3]