- Левада-Центр - https://www.levada.ru -

Чем моложе и образованнее россияне, тем лучше они думают об Эстонии

Несмотря на то, что чуть менее половины респондентов назвали политические отношения между Россией и Эстонией прохладными, напряженными или даже враждебными, более половины — сами, лично — относятся к Эстонии хорошо. Алексей Левинсон и Лев Гудков в интервью «Актуальной камере+».

Эстония и происходящее в ней мало заботит россиян, но страна им нравятся. В ней видят такое свободное, благополучное демократическое североевропейское общество — если не Скандинавию, то близко к тому.

«Наиболее благополучная, наиболее идеалистический образ — это Швеция, в меньшей степени Дания, потому что от Дании гораздо меньше сообщают и пишут, Финляндия и Эстония — вот в этом ряду. Они действительно рисуют образ вполне такой благополучной, мирной, хорошо ухоженной чистой страны. И это важно действительно, для людей в конце концов это важно, а не то, что существуют какие-то антироссийские настроения», — сказал в интервью «Актуальной камере+» научный руководитель «Левада-центра» Лев Гудков.

Как говорит Гудков, главный источник этих позитивных эмоций — людская молва: то, что пишут в соцсетях или говорят знакомые.

«Рассказы людей, которые были здесь или рядом с Эстонией. И это очень важное впечатление, потому что это реальная жизнь и соответственно, то, что людей интересует: уровень потребления, шоппинг, достопримечательности, отношения между людьми и отношение к россиянам, отсутствие той враждебности, о которой говорит пропаганда», — подчеркнул Гудков.

По словам авторов исследования, в российских школах об Эстонии и ее истории говорят крайне мало. 74% опрошенных не знали о существовании независимой Эстонской Республики до Второй мировой войны. Российские медиа, если рассказывают об Эстонии, то чаще всего в негативном ключе, но в последние годы вообще вспоминают о ней редко, так что влияние их на массовое сознание в этой теме невелико.

«В 2007 году история с Бронзовым солдатом как-то подняла проблемы дискриминации, неравноправия различных групп в Эстонии, но сегодня в общем это вытеснено отчасти гораздо более острыми проблемами отношений с Украиной, Западом, Великобританией, отравления Скрипалей и так далее. Эстония все-таки вне основного фокуса внимания. Телевидение поддерживает уровень пропагандистского негативизма к Эстонии, но это не очень значимо, потому что это вступает в противоречие с повседневным опытом, с личным опытом людей и стерилизуется. Не работает это», — отметил Гудков.

Негативные стереотипы об Эстонии, говорят исследователи, в наибольшей степени сохраняются у пожилых малообразованных мужчин. Чем моложе и образованнее респонденты, тем лучше они думают об Эстонии. И чем ближе к границе, тем симпатии сильнее. Если в целом в России хорошо относятся к Эстонии 52%, то в Петербурге, Пскове и прилегающих областях — 72%. Это понятно: в Эстонии — советской или независимой — бывали всего 9% россиян. Но среди жителей Северо-Запада — 78%.

«Это зона контактов более интенсивных — поехать из Петербурга в Таллинн гораздо проще, чем, скажем, из Москвы, и поэтому такой массовый туризм охватывал в большей степени эту часть страны. Поэтому здесь больше людей, у которых есть непосредственный опыт общения или хотя бы туристического посещения. Здесь существует в какой-то степени приграничная торговля, включая даже контрабанду, что тоже довольно важно, потому что этих людей не обманешь никакими рассказами, как там плохо. Они сами знают, как там хорошо», — пояснил глава отдела социокультурных исследований «Левада-Центра» Алексей Левинсон.

Каждый четвертый россиянин: жителям Эстонии присущи национализм, высокомерие и закрытость

Почти половина опрошенных россиян из разных регионов полагают, что качество жизни в Эстонии лучше, чем у них на родине, одна пятая — что тут и там живется примерно одинаково. И лишь 11% ответили, что в Эстонии хуже. Более половины удивились, узнав величину средней зарплаты в Эстонии: в опросе приводились данные за четвертый квартал 2020 года — 1515 евро.

«Для меня это тоже было сюрпризом, я тоже не представлял себе такого разрыва. Потому что средняя зарплата в России, по нашим, а не по официальным данным, — это 38-42 тысячи рублей. Здесь — 130 тысяч рублей, то есть в три раза выше. Это производит впечатление, конечно», — отметил Гудков.

Все это не только производит впечатление, но у некоторых вызывает и неприязнь: примерно каждый четвертый наравне с мнением о благополучной жизни отмечал, что жителям Эстонии присущи такие черты, как национализм, высокомерие и закрытость.

«Есть, конечно, такой комплекс неполноценности, почему им удалось, а нам нет, и это такой повод для зависти, но это, слава богу, не очень раскручивается, и это скорее не у молодежи, а у пожилых людей c советским таким менталитетом», — пояснил Гудков.

«Но есть в этом и историко-политический компонент. Внутри русской политической культуры вектор ориентации на Запад всегда был точно так же, как всегда был и противоположный. И в соответствии с этим вектором в начале 90-х годов в конце 80-х в общем казалось, что в России он восторжествует, и Россия присоединится к семье европейских народов, это тогда так называлось. И первыми, кто это сделал, это были прибалтийские республики и Эстония в частности. А дальше выяснилось, что Россия по этой дороге не идет или не может идти», — отметил Левинсон.

Но и зависть, и обида за то, что «они от нас ушли» — все же незначительные чувства, не определяющие отношения россиян к жителям Эстонии. Да и вообще, если быть честными, то не очень-то сильно эстоноземельцы заботят жителей России. Но что действительно их волнует?

«Рост цен, снижение уровня жизни, отсутствие перспективы, очень высокая степень тревожности в связи с этим, нестабильность, негарантированность жизни и страх за детей. Это вот один комплекс вопросов. Второй — это страх войны и массовых репрессий, то есть усиления государственного произвола. Вот эти две вещи — они действительно чрезвычайно важны. Есть еще проблема ковида — страх перед заражением», — ответил Гудков.

«Но только здесь надо обязательно сказать, что в отличие, может быть, от других стран, в России комплекс, связанный с ковидом, внутри себя имеет, прежде всего, недовольство политикой властей. И это недовольство выше, чем боязнь выше, чем боязнь заразиться или умереть, или что у тебя умрут близкие», — добавил Левинсон.

Лев ГУДКОВ, Алексей ЛЕВИНСОН

Оригинал [1]

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!