Публикации в прессе

Глава «Левада-Центра»: Россия находится в предпогромном состоянии — вопрос лишь, где рванет

В контексте недавних антимигрантских выступлений в Москве «Кавказский узел» публикует результаты многолетнего исследования «Левада-Центра», посвященного оценкам и ожиданиям граждан России в отношении ситуации на Северном Кавказе. По графикам, отражающим результаты опросов, можно проследить, какой россиянам виделась ситуация в регионе в разные годы (с 2005 по 2013 г.) и какого ее развития они ожидали.

Результаты опроса прокомментировал в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» директор «Левада-Центра» Лев Гудков. Также в разговоре приняли участие руководитель отдела развития «Левада-Центра» Денис Волков и руководитель отдела социально-политических исследований Наталия Зоркая.

По мнению экспертов, в России образ Северного Кавказа сегодня формируется преимущественно телевизионной картинкой. Это ведет к тому, что регион ассоциируется прежде всего с нестабильностью и коррупцией. При этом, как отметил Лев Гудков, оценка Кавказа как нестабильного региона переносится на отношение к выходцам оттуда. По словам Дениса Волкова, проблема северокавказской нестабильности россиян волнует мало до тех пор, пока не несет угрозы их личной безопасности. Это, как указала Наталья Зоркая, отличается от ситуации, складывавшейся 10-15 лет назад, когда россияне в отношениях в Северным Кавказом были настроены на активное его силовое подавление.

«Население России не представляет себе, что реально происходит на Кавказе»

«Кавказский узел» («КУ»): Расскажите, пожалуйста, какими событиями, по вашим предположениям, обусловлены наиболее заметные колебания в оценках, которые мы можем наблюдать на графиках?

Денис Волков (Д.В.): На этих графиках мы наблюдаем только незначительные колебания. В основанном это вызвано тем, что основная масса населения не представляет себе, что реально происходит на Северном Кавказе, и руководствуется теми новостями, которые транслируются по телевидению. И именно под влиянием теленовостей  происходят  изменения в общественном мнении.

Лев Гудков (Л.Г.): Можно уверено говорить о причине колебаний весной 2008 года. Тогда началось резкое усиление антигрузинской риторики в СМИ, начали говорить об усилении напряженности на Северном Кавказе. Поскольку на телевидении стали об этом говорить, это привело к серьезному изменению настроений. Что кается остальных колебаний, которые не особенно велики, то говорить об их причинах достаточно сложно, поскольку колебания вызваны  целым рядом факторов, и далеко не все из них мы можем знать. Вообще после Чеченской войны обстановку в регионе воспринимают как рутинно-напряженную, поскольку из региона поступают в основном сообщения о терактах и спецоперациях.

«КУ»: То есть власти не могут убедить людей в том, что ситуацию в регионе удается стабилизировать?

Л.Г.: Да, несмотря на всю информационную блокаду, фильтры в СМИ и цензуру на федеральных каналах ТВ, у людей все равно подспудно накапливается – после многих отдельных сообщений – представление о крайнем неблагополучии на Кавказе. Отсюда делается вывод, что война зашла в тупик, что принимаемые жесткие, часто незаконные меры не дают однозначного результата и что они, напротив, порождают новые проблемы и скрытое расползание конфликта на другие территории — через расширение географии терактов или через разрастание сети исламских организаций.

«КУ»: Значит, отмена КТО в Чечне, например, никак, не отразилась на видении ситуации на Кавказе?

Л.Г.: Да, в других регионах России этого не заметили.

«Кавказ воспринимается как источник неприятностей —  в плане миграции, терроризма, коррупции»

«КУ»: Недавние погромы в московском районе Бирюлево показали, что в контексте проблем миграции тема Кавказа воспринимается сегодня в России очень остро. Но насколько при этом людей волнует ситуация, складывающаяся на самом Кавказе?

Л.Г.: Россияне воспринимают  ситуацию на Кавказе как проблему морального характера. Чеченская война была грязной и несправедливой, и после нее остался темный комплекс. Вообще регион воспринимается как источник неприятностей для остальной территории России —  в плане миграции, терроризма, коррумпированности элит. В основном в СМИ через цензуру пробиваются сообщения о фокусах Кадырова и терактах, которые и формируют негативный фон восприятия Кавказа. Но в целом проблема нестабильности в регионе для россиян находится далеко не на первом месте.

Д.В.: Вообще можно отметить, что раньше самой большой угрозой, вызывающей тревогу у россиян, был терроризм. Сейчас же общественное мнение чуть устало от Кавказа, но проблема миграции, особенно в крупных городах, остается актуальной.

Проблема нестабильности на самом Северном Кавказе россиян мало волнует, так как не несет угрозы их личной безопасности. Они предпочли бы, чтобы жители региона разобрались с этим сами. Первые места в опросах  что волнует россиян традиционно занимают вопросы благосостояния, роста цен, роста тарифов ЖКХ.

«Оценка Кавказа как нестабильного региона переносится на отношение к выходцам оттуда»

«КУ»: Можно ли вести речь о том, что оценка регионов Северного Кавказа в качестве нестабильных, сказывается на отношении к выходцам из этих регионов в других частях страны?

Л.Г.: Да, конечно, оценка Кавказа как нестабильного региона переносится на отношение к выходцам оттуда. При этом, их уже часто не воспринимают как граждан России.

Наталия Зоркая (Н.З.): По моему мнению, прямой связи между бирюлевскими событиями и оценками ситуации на Кавказе все же нет. Отношения к выходцам с Кавказа в городах центральной России — это одна история, а оценки того, что происходит на самом Кавказе — совершенно другая. Хотя, конечно, негативное отношение к «кавказцам» — а именно они долгое время лидировали в этом смысле в общественном мнении – это проявление вытесненной, непринятой обществом вины за события на Кавказе. В обществе лишь в малых образованных группах присутствует понимание, что и сами масштабы притока мигрантов, и криминогенные характеристики отдельных группировок связаны с минувшими войнами, нынешним полувоенным положением в Дагестане, Кабардино-Балкарии, с общей экономической и политической обстановкой, сложившейся там за период путинского правления.

«КУ»: Есть ли у «Левада-Центра» данные об отношении людей к лозунгам вроде «Хватит кормить Кавказ» или к идее отделения северокавказских республик от России?

Л.Г.: Лозунг «Хватит кормить Кавказ» поддерживает свыше половины россиян (более 50% опрашиваемых). Что касается отделения северокавказских республик от России то, если учесть не только одобряющих, но и тех, кто примет этот отделение как наименьшее из зол, — тоже получается свыше 50% (правда, это касается только отделения Чечни). Вообще Кавказ все меньше воспринимается как часть России.

Д.В.: В наших исследованиях треть опрашиваемых считает кавказские республики «не Россией», поддерживая точку зрения о том, что их жителей не нужно «пускать в Россию». Позиция такая: это другие, непохожие на нас и лучше их не пускать.

«КУ»: Можно ли проследить связь показателей, представленных на графиках, с данными других соцопросов? Насколько, например, оценка ситуации на Северном Кавказе связана с отношением людей к политике властей в целом?

Д.В.: Напрямую эти сюжеты в сознании людей не соотносится. Для основной массы россиян подобная увязка слишком сложна.

«КУ»: Если соотнести те, данные этого исследования с результатами опросов, посвященных Кавказу, которые проводились «Левада-Центром» в 1990-х и начале 2000-х, как изменились позиции людей?

Н.З.: Когда на Северном Кавказе еще шла война, преобладающей позицией была жесткая линия, настрой на силовое подавление. Сейчас же ощущение такое, что россияне хотели бы вообще не видеть ничего и ни знать ничего о том что происходит в этих регионах.

«Московские власти в предвыборной кампании активно использовали антимигрантские заявления и в конце концов это вылилось в Бирюлево»

«КУ»: Возвращаясь к ситуации с недавними погромами в Москве, какие тенденции фиксируют социологи в плане роста или падения?

Л.Г.: Рост ксенофобии в России начался с 1990-х и достиг пика в 2003 году. При этом речь не идет только о ненависти кавказцам — параллельно росли антиамерканизм, ненависть к выходцам из Центральной Азии и т.д. После 2003 года уровень ксенофобии чуть понизился, но и до настоящего времени он остается очень высоким. Я думаю, что и в дальнейшем ксенофобия будет оставаться на достаточно высоком уровне. Я уже несколько лет говорю, что Россия находится в предпогромном состоянии и вопрос лишь в том, где рванет.

Что касается Бирюлево, то эти погромы слабо связаны с ситуацией на Кавказе. Здесь мы видим  ситуацию со смещенной агрессией. Падение доверия к органам власти, особенно правоохранительным, чувство уязвимости, незащищенности повседневного существования – все и это выливается в стремление к самоутверждению за счет чужих. Впрочем, надо заметить, что здесь постарались и московские власти —  поскольку в предвыборной кампании активно использовались антимигрантские заявления и в конце концов это сработало.

18 октября 2013 года

Оригинал

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!