Публикации в прессе

Присоединение Крыма вызывает все меньше радости у россиян

О. ЖУРАВЛЁВА: 15:07 в Москве, дневной Разворот, и у нас на связи уже директор Левада-центра Лев Гудков. Лев Дмитриевич, вы нас слышите?

Л. ГУДКОВ: Да, да, здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЁВА: Здравствуйте. Мы сегодня получили по всяким агентствам, средствам массовой информации отчёт о том, что был проведён опрос под таким прекрасным заголовком, что «присоединение Крыма вызывает всё меньше радости у россиян». Не могли бы вы рассказать, какая была цель опроса, с чем сравнивали и каким образом измеряется социологически радость россиян о присоединении Крыма?

Л. ГУДКОВ: Нет, ну это заголовок РБК, на их совести. А наше — мы отслеживаем всю ситуацию на Украине с осени прошлого года и, соответственно, задаём регулярно вопросы об отношении россиян: как они понимают, как они воспринимают, откуда получают информацию, какие чувства вызывает у них всякого рода события, от присоединения Крыма до того, как думают россияне, какие чувства украинская политика России вызывает на Украине, – самые разные вопросы, с тем, чтобы понять, как реагирует общественное мнение на происходящие события. И тут суть вся связана… Ну, во-первых, мы имеем дело с очень массированной пропагандой, натравливающей россиян на Украину, тут явный совершенно перевес такой очень агрессивной подачи информации, формирующей определённые совершенно негативные установки российского общественного мнения по отношению к происходящему. Если все каналы телевизионные говорят на языке, скажем, Второй мировой войны, называя киевское правительство хунтой, или карателями, или нацистами, и прочее, то, соответственно, люди воспринимают это в определённом ключе и в определённой тональности. Это одна часть, которая рисует картину и задаёт понимание происходящего. Другая часть, определяющая отношение россиян к происходящему – это то, что они чувствуют в своей повседневной жизни. Тут явные совершенно расхождения, которые выливаются в такую путаницу или мешанину в голове, как мы говорим, в систему двоемыслия. Потому что отношение крайне двойственное и противоречивое.

О. ЖУРАВЛЁВА: Я прошу прощения, Лев Дмитриевич, вот как раз из того, что мы прочитали в РБК, мы поняли, что с одной стороны большое количество людей одобряет присоединение Крыма…

Л. ГУДКОВ: … и оно растёт.

О. ЖУРАВЛЁВА: И это количество растёт.

Л. ГУДКОВ: Да.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но при этом, количество людей, которые испытывают по этому поводу радость – сокращается. Вот это оно, да? Вот эта вот двойственность.

Л. ГУДКОВ: Совершенно точно. Да, именно об этом я и говорил. С одной стороны, за несколько месяцев увеличилось одобрение того, что Крым входит в состав России – от 64% до 73%. С другой стороны, выросло неодобрение всей этой политики и сократилось с 47% до 40%. Нарастает такое чувство тревоги, неопределённости, беспокойства, связанное, прежде всего, с тем, что начали расти цены в связи с санкциями и ответными санкциями, и более 60% россиян почувствовали это на себе, прежде всего, на повседневных своих тратах. Это раз. С другой стороны, очень сильную тревогу вызывают, конечно, перспективы перерастания вот этих отдельных конфликтов, эскалация конфликтов и перспектива перерастания их в гражданскую войну, – чего люди очень не хотят. Если в марте месяце 74-75% одобряли введение российских войск в Крым, то сегодня это упало до 41%. И растёт чувство тревоги, беспокойства, опять-таки, подогреваемое последними известиями о грузе-200, о гибели российских солдат на Украине и, вообще говоря, очень смутном и двусмысленном характере этой войны.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Мне кажется, примечательно, что вот эта тревога про груз-200 растёт, несмотря на то, что на федеральных каналах об этом не очень много говорят, прямо скажем. О том, что российские десантники могут погибать или погибают на Востоке Украины.

Л. ГУДКОВ: Ну, опять-таки, с самого начала, хотя, конечно, люди слушают то, что говорят официальные лица, понимая и лукавость их выступлений, но считают, что это так и положено говорить политикам, дипломатам, военным. И с самого начала, даже с референдума в Крыму, понимали, что там участвуют войска, и все эти события далеко не спонтанные вещи, а вполне организованные, и реализация определённого такого российского плана. Поэтому двойственность всегда сохраняется, такое двусмысленное отношение. Всё-таки люди вышли из Советского Союза, и знают, как воспринимать надо официальную пропаганду. А последние события – люди очень не хотят войны на самом деле, не хотя платить за это. Это вот очень интересный момент, что, несмотря на одобрение присоединения Крыма, готовы нести всю полноту издержек в виде ограничений социальной политики, приостановления роста пенсий, зарплаты и прочее – не более 5-7%. И ещё, не много, но в какой-то степени готовы отвечать, а абсолютное большинство считает, что, вообще говоря, мы не принимали это решение и не должны отвечать за него. Пусть политики несут, ответственность за санкции должны нести именно те, кто принимал решения.

О. ЖУРАВЛЁВА: Но при этом, эти решения большинство одобряет! Вот что потрясающе.

Л. ГУДКОВ: Да. Ну, это и есть структура двоемыслия, которое, в общем, составляет наше общественное мнение.

О. ЖУРАВЛЁВА: Лев Дмитриевич, скажите, пожалуйста, вот хотелось бы по технологии понять: когда вы говорите, что меняется отношение к тому или к другому, вы каждые два месяца, я так понимаю, проводите опросы…

Л. ГУДКОВ: Каждый месяц. Даже иногда чаще.

О. ЖУРАВЛЁВА: Каждый месяц. Скажите, а вопросы вы не переформулируете?

Л. ГУДКОВ: Нет, когда я говорю о динамике, то, сравнивая месяц за месяцем, я имею в виду только одни и те же вопросы. Скажем, «Как вы считаете, Крым должен входить в состав России или в состав Украины, или должен быть независимым государством?» Эта формулировка не меняется с марта месяца.

О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, он должен входить, но когда вошёл, радость стала несколько стихать…

Л. ГУДКОВ: Радости нет, потому что проблемы встают, люди начинают это понимать, и сама по себе вот эта озабоченность, или некоторое отрезвление от эйфории патриотической – оно говорит, что мобилизационное такое возбуждение общества начинает проходить или, по крайней мере, ослабевать. Это важный момент такой. Никогда состояние мобилизации длительное время не сохраняется, это всё-таки волна такая, и я думаю, что к осени она должна спадать по любым причинам. Если, конечно, только не произойдут какие-то очень драматические события.

О. ЖУРАВЛЁВА: Лев Дмитриевич, скажите, пожалуйста, а вот настроение общества и одобрение действий властей по поводу конфликта в Украине – сравнивали ли кто-то из ваших коллег с подобными опросами в момент войны в Грузии? Был тогда вот такой всплеск патриотизма и всего прочего?

Л. ГУДКОВ: Конечно, там точно такая же была пропагандистская подготовка, очень сильная и интенсивная антигрузинская кампания, и это результировалось в очень высокий уровень поддержки и одобрения российского руководства. Именно тогда был пик рейтинга Путина…

О. ЖУРАВЛЁВА: …в 2008…

Л. ГУДКОВ: …в 2008, да. Но очень скоро это начало спадать, потому что уже там в конце сентября начался экономический кризис, и рейтинг начал падать и падал до января следующего года. НРЗБ (плохая связь)

Оригинал

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!