Публикации в прессе

«Сдвиг в сторону гордости и парадности»

«Лента.ру»: Чем для страны является сейчас День Победы? Какой смысл в него вкладывают сегодня?

Гудков: Этот праздник неразрывно связан с победой Советского Союза во Второй мировой войне. А победа — центральный опорный символ и основание для национальной гордости.

Других оснований нет?

Надо признать, каких-то заметных достижений у нас действительно нет. По крайней мере, в последние десятилетия. Поэтому День Победы становится все более значимым как в системе пропаганды, так и в системе легитимации власти. Нет других оснований, кроме постоянных отсылок к данному событию, к этой дате. Так происходит коллективное национальное самоутверждение. Важно понимать, что это не только победа над фашистской Германией, но и победа над Западом. СССР сделал то, что не смогли сделать все прочие западные страны. Очень символичное событие. И такое символичное значение Дня Победы постоянно увеличивается последние 20 лет. Сегодня это главный национальный праздник, не считая Нового года.

Но что данный праздник значит для обычного россиянина? Память о жертвах, страданиях, самой войне или гордость за величие государства?

Здесь и память о погибших, и о страданиях, которые пережила страна, но главное все же — торжество и гордость. То самое национальное самоутверждение над другими странами. В каком-то смысле демонстрация силы и величия России по сравнению с другими народами, и даже морального права диктовать свою волю другим странам. Так было в Советском Союзе в отношении стран Восточной Европы, так происходит и сейчас. Теперь, правда, добавилась обида за непризнание этого права.

Но ведь раньше такой парадности не было. Люди просто вспоминали то время и рядовых Петровых и Ивановых, которые прошли от Москвы до Берлина.

Сразу после войны праздник на самом деле являлся семейным. Уже в 1947 году Сталин сделал этот день рабочим. И последующие 20 лет День Победы находился в тени Первого мая — чисто коммунистического праздника. Тогда в этот день люди в семейном кругу вспоминали о тяжелом времени, о близких, которые не вернулись с войны. Но Брежневу очень важно было легитимизировать свою власть, опираясь на близкие людям традиции. Он заново поднял этот праздник, сделал его выходным днем. Тогда же началась мощнейшая пропагандистская кампания «Никто не забыт! Ничто не забыто!». Важно, что к 1965 году произошла смена поколений и для молодежи этот праздник получил уже более общее символическое значение. Понемногу он потерял непосредственную связь с войной и все сильнее наполнялся символизмом, каким-то универсальным смыслом победы.

И люди легко приняли новый смысл?

Не забывайте о пропаганде. Вспомните кинематограф тех времен. Это была уже не окопная правда рядового бойца, а масштабные эпопеи — такие, как «Блокада», «Горячий снег», «Освобождение». Там уже главными героями становились не столько люди, сколько события, процессы. Тогда же появились мемуары генералов и маршалов, которые давали общую панорамную картину победы. Эдакий взгляд из Генштаба. Лейтенантская проза с ее непарадной правдой, напротив, планомерно вытеснялась на периферию литературного пространства. Эта тематика долгое время была табуирована. Сильно цензурировались данные о потерях, жертвах среди мирного населения. Всякие попытки поставить вопрос о цене войны и мере ответственности руководства за неоправданные потери жестко пресекались. В итоге люди все меньше и меньше вспоминали о повседневных тяготах войны, включая голод, тяжелый труд и огромные потери. Образ победы все больше и больше приобретал парадно-барабанный характер.

Разве те времена не закончились? Читатели получили доступ к лейтенантской прозе, а историки — к архивным документам.

Да, все это появилось, в том числе работы историков, которые попытались рассмотреть проблему с разных сторон. Началась работа по реальной оценке потерь. Но продолжалось это недолго. Где-то к 2005 году окончательно побеждает чисто идеологическая, парадная версия войны с громкой риторикой. Война и победа становятся предметом патриотического воспитания. Разговоры о цене победы и оборотной стороне войны снова вытесняются из общественной дискуссии. Начинается борьба с фальсификациями истории, которая направлена, по сути, на запрещение всех прочих версий, кроме официозной.

Окопную правду приравняли к фальсификациям?

Увы… Это так. То, что написал фронтовик Лев Копелев в своей книге «Хранить вечно», сегодня у нас могут расценить как уголовное преступление. Сегодня очень трудно обсуждать тему войны, если в данных разговорах не слышится парадных маршей. Это не значит, что историки не работают, но результаты исследований недоступны широкой публике.

Выходит, Неизвестный Солдат у кремлевской стены для государства важнее, чем рядовой 22-го стрелкового полка Василий Попов, погибший под Вязьмой?

Выходит, что так. Культ георгиевской ленточки с соответствующей ритуально-церемониальной атрибутикой полностью заслонил реального солдата, его личную жертву и боль. Индивидуальный подвиг потерялся на фоне большой и громкой государственной Победы.

Оригинал

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!