Аналитика

Долго ли продержится единство за счет внешней угрозы

Ровно год назад опрос «Левада-центра» зарегистрировал неожиданный результат: впервые за долгое время доля заявляющих, что они относятся к Соединенным Штатам Америки «хорошо», стала не меньше, чем доля заявивших, что относятся «плохо». Оценить уникальность этого состояния можно, только помня, что весь 2018 год – кроме июня – и все начало 2019 г. доля выражающих плохое и очень плохое отношение к США стабильно превышала то в 1,5, а то и в 3 раза долю тех, кто смел сказать о хорошем отношении.

После войны с Грузией, а в особенности после взятия Крыма, не раз мы слышали, что, мол, опять настали времена холодной войны. С этим хотелось бы согласиться по крайней мере в той части, что нашим верхам и низам этими двумя акциями, вызвавшими возмущение в мире, была предоставлена возможность вернуться в обжитые отцами окопы холодной войны и снова видеть мир через ее бойницы и смотровые щели. Вот он, привычный враг – Америка. Где-то там поодаль его подручные – Европа и т. п.

А когда есть и ясно виден враг, нам хорошо. Всё и все на своих местах. Ясен высший приоритет: противостоять врагу. Ясно, в чем задача главнокомандующего: командовать нами. Ясно, что мы должны сплотиться перед угрозой. И ясна тьма более мелких целей и задач. Немудрено, что многие, в особенности командующие, с оторопью вспоминают 90-е, когда (наверное, подкупленные врагом) наши горе-руководители объявили, что Америка нам не враг. И не диво, что все посыпалось, все развалилось.

Тому, кто пришел их сменить, пришлось потратить долгие годы, чтобы вернуть все на привычные места. Вернул. Опять мы делаем ракеты, опять нас боятся, значит, уважают. Опять мы великая (по крайней мере, в собственных глазах) держава.

Всеобщее упоение этим вошло в свой апогей после Крыма и длилось очень долго. Осада, в которую мы поместили себя, держалась не столько санкциями снаружи, сколько сознанием, что чем сильнее нас не любят, тем, значит, выше наше величие. Давай, Америка, гни дальше! И как здорово узнавать, что и они нас держат за главного врага.

Эта система – крепить единство народа и правителя за счет внешней угрозы – испытанный многими странами ход. Его выгоды для власти и привлекательность для обывателей очевидны. Но про него известно две важные вещи: первая – что сдать назад в этой системе невозможно. Вторая – что этой системе свойственно внезапно и по причине, которая может казаться случайной, вдруг рассыпаться. Описанная удобнейшая организация всего бытия как мира силы и противостояния «кто кого?» вдруг теряет убедительность. Мир предстает иным, разноцветным, а не черно-белым. Последствий у этого пробуждения много. Для отношений подчиненных с командующим в том числе.

Репетицией этого облома, возможно, было пережитое россиянами странное состояние симпатии ко множеству иностранцев, в том числе и гражданам США, которые приехали по случаю чемпионата. Мир на краткое время перестал видеться полем боя. Потом плохое отношение к Америке вернулось. Но вот одобрение деятельности Владимира Путина вскоре заметно упало и с тех пор не восстановилось.

Оригинал