Публикации в прессе

Более 80% российской молодежи равнодушны к политике

Более 80% российских молодых людей либо не интересуются политикой, либо не имеют на этот счет определенного мнения. Это следует из результатов исследования «Российское «поколение Z»: установки и ценности», проведенного немецким Фондом им. Фридриха Эберта совместно с «Левада-центром». По-настоящему интересна она лишь 19% опрошенных россиян в возрасте от 14 до 29 лет. Это объясняется не только слабым пониманием смысла политической деятельности и непониманием того, «как работает политика», но и тем, что повседневные заботы молодых людей мало связаны с тем, что они считают политикой, говорится в исследовании.

Личное и государственное

Доверие к государству и его институтам у молодежи в целом низкое. Но есть три исключения – это волонтеры (им доверяют 49% опрошенных), армия (44%) и президент (42%). «Следует учесть, что основания «доверия» здесь принципиально различны: первое обусловлено моральным авторитетом бескорыстного и альтруистического поведения участников волонтерских движений, вторые – символическим статусом президента как «национального лидера» и «гаранта национальной безопасности и целостности страны», политика, вернувшего России статус «великой державы», с одной стороны, и армии как опоры «державы», наследницы морального авторитета победителей над фашизмом, славы во Второй мировой войне – с другой», – отмечается в исследовании.

Наибольшим недоверием среди политических институтов пользуются международные организации вроде НАТО (ей не доверяют 56%), а также российские партии (50%) и профсоюзы (44%). Низкое доверие к госинститутам связано, скорее всего, с низким уровнем вовлеченности молодежи в политическую жизнь и очень низким уровнем ее готовности участвовать в политике, считают эксперты. Не готовы участвовать в политической деятельности две трети молодых людей, лишь 7% говорят, что с удовольствием сделали бы это в будущем, и только 1% участвуют в политике сейчас. Самые популярные способы политической активности – подписание онлайн-петиций (22%) и волонтерство (23%). В выборах в Госдуму в 2016 г. участвовали 46% респондентов, имевших на тот момент право голосовать.

47% опрошенных полагают, что для России демократия является оптимальной моделью социально-политической системы, а 71% говорит о неприятии авторитарных методов управления и использования силовых структур для решения социальных и этнонациональных проблем. В то же время у молодых сохраняется вера в «сильного лидера» (65%) и в необходимость «сильной партии», способной действовать в интересах большинства (58%). Среди наиболее распространенных у молодежи политических взглядов – социал-демократические (28%), националистические (16%), либеральные (12%) и коммунистические (11%).

Только 52% молодых верят, что отношения между Россией и Западом могут быть действительно дружескими, и лишь треть считает Россию европейской страной. 49% респондентов не хотели бы уезжать из России больше чем на полгода, т. е. не собираются ни эмигрировать, ни учиться или работать за границей, хотя 26% не исключают для себя такого варианта в будущем. «Сильным» или «очень сильным» свое стремление уехать надолго назвали 16% опрошенных.

Общее и особенное

Фонд Эберта проводит серию социологических исследований в странах Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии с целью анализа установок и моделей поведения молодежи. Используемая в проекте методология аналогична методике известного исследования Shell Youth Study, которое проводится раз в 3–4 года в Германии. В рамках российского исследования состоялись пять фокус-групп (одна – в Москве и по две – в Новосибирске и Вологде) и опрос 1500 молодых респондентов.

«Когда осознаешь интересы и ценности молодежи, то понимаешь, какое будущее у страны. В Германии такие исследования проводятся уже 50 лет, и они помогают как гражданскому обществу, так и тем, кто проводит молодежную политику», – говорит руководитель Фонда им. Фридриха Эберта в России Пеер Тешендорф. Российская молодежь в целом похожа на европейскую, хотя сейчас она и не ассоциирует себя с Европой, отмечает он: «Если сравнивать с Германией, то отличие российской молодежи в том, что она мало интересуется политикой и не хочет в ней участвовать. Что же касается оптимизма, ценностей, желания иметь семью, то они общие». Осторожное отношение к политике в России есть и у взрослых, и это можно объяснить отсутствием возможности реально влиять на политику, низким доверием к государственным институтам, добавляет Тешендорф: «Молодежь видит, что если проявлять активность, то на это будет сильная реакция, поэтому и не хочет заниматься политикой».

Ключевыми характеристиками российской молодежи являются эгоизм, обращенность на себя, отсутствие представления об общественном благе, говорит социолог «Левада-центра» Наталия Зоркая: «Есть очень небольшой слой молодежи, ориентированный на политику, думающий не только о финансовом успехе, но и о правах. Молодежь растет в отсутствие реальной политики и партийной системы. После событий на Болотной площади [в мае 2012 г.], которая молодых неожиданно взбодрила, они ушли в себя, потому что ничего не получилось». Молодежь не понимает, что такое политика, нет нормальной партсистемы, конкурентных выборов, а заставить все это работать можно как раз только личным участием, отмечает социолог: «Волонтерство привлекает молодежь, но это тоже интересно скорее в определенной среде, участие же в целом в неполитических инициативах небольшое, если сравнивать с другими странами». На молодежь смотрят как на залог обновления, но она живет внутри себя, как и большинство населения, резюмирует Зоркая: «Это нарастающее недовольство властью, отказ от действий, пассивно-адаптивное поведение родители передали своим детям. В последние годы появляется небольшой слой молодежи, думающий не только о собственном комфорте, но он очень небольшой, ему не на кого опереться и некуда пойти».

Старое и новое

К обобщениям в этом исследовании нужно относиться «очень аккуратно», считает проректор Высшей школы экономики, политолог Валерия Касамара: «К сожалению, пяти фокус-групп недостаточно, чтобы сделать вывод обо всем «поколении Z». Кроме того, в выборку из 1500 человек попали люди от 14 до 29 лет, но ценности современных подростков и работающей молодежи, их жизненный опыт, каналы коммуникации, исторические события, которые они прожили, совершенно разные. Подросток 14 лет и взрослый 29 лет – эта два совершенно разных политических поколения». В то же время портрет, получившийся у авторов, очень точно повторяет черты той молодежи, которую описывают современные исследователи, отмечает эксперт: у нее есть запрос на социальные гарантии и сильного лидера на фоне низкого доверия к политическим институтам, короткий горизонт планирования, удовлетворенность собственной жизнью и желание самореализации. Традиционно под интересом к политике понимается, ходит ли человек на выборы и смотрит ли новости по телевизору, но электоральное участие для современной молодежи – это давно изжившая себя форма политического поведения, полагает Касамара: «Их политический интерес – в участии в политических флешмобах, блогерстве, подписании онлайн-петиций и др. Сами молодые люди не воспринимают их как истинный интерес к политике, поэтому и отвечают, что политика – это не про них, и не всегда понимают, что это и есть реализация их политического интереса».

Людям до 30 лет свойственно особо не интересоваться политикой, это «средняя температура по больнице», хотя тинейджеры и отличаются от 30-летних, считает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Политика скучна и де-факто отсутствует. Ею интересно заниматься, когда есть конкуренция реальных акторов, поэтому у молодежи нет стимула для вовлечения в политику». В этом есть и риск, поскольку если случится какое-то значимое событие или появится какой-то лидер, то может начаться быстрый процесс политизации, допускает эксперт. В том, что среди институтов доверием пользуются волонтеры, армия и президент, нет ничего удивительного, продолжает Колесников: «О волонтерах много говорят президент и гражданское общество. Прежние исследования тоже показывали, что молодежь довольно конформистски настроена, что можно объяснить недостатком четко сформулированных представлений о реальности: они еще находятся в стадии становления личности и именно поэтому являются неполитизированными. Да, у них есть доступ к разным источникам информации, но им не хватает опыта ее использовать. Однако с возрастом это пройдет».

Оригинал