Аналитика

Когда Россия и Турция перестали быть Европой

Есть две страны – два выживших ядра огромных империй. Империи распались, а страны пережили модернизацию, окрепли. Сейчас властители обеих стран повернули в сторону фундаментализма – и кажется, стали мечтать о реставрации своих империй.

Отношения между этими странами сложные, их многое и разделяет, и роднит. Про одну некогда говорили: это «исторически европейская страна с историей имперских завоеваний в Азии», а про другую, что это «азиатская страна с имперскими завоеваниями в Европе».  Обе страны территориально в основном принадлежат Азии, но частью и Европе. Это же касается их культур, их социального устройства и ориентаций их элит, а вслед за ними и населения. Как читатель уже догадался, эти страны – Турция и Россия.

Были времена, когда более 70% жителей Турции заявляли, что хотят вступления в ЕС. И в России в конце 1990-х г. были сильны посеянные властью «демократов» надежды войти в «европейскую семью народов», поэтому 65% россиян тогда считали, что надо стремиться к вступлению в ЕС (и только 17% были против). Даже в 2008 г. почти 60% россиян считали, что «Россия – европейская страна». Но ни у Турции, ни у России получить членство в ЕС не получилось, не приняли. Одного стремления мало. Ни та, ни другая страна не сумели, да и не хотели, ввести у себя те порядки, те права и свободы, те институты, которые являются нормой в ЕС.

Выступавшие за такие реформы «демократы» оказались недостаточно сильны, чтобы не только инициировать эти реформы, но их полностью реализовать, а затем не дать их извратить или отменить. В обеих державах они были постепенно оттеснены от руководства страной. К власти пришли уже совсем другие силы.

Но прозападные ориентации в публике оставались. Митинги на Болотной в Москве и евромайдан в Киеве ясно показали сформировавшейся новой элите России, что, если россиян не удержать, они повернут туда, куда устремились народы Восточной Европы, избавившиеся от «руки Москвы». А люди из этой элиты хорошо понимали, чем для них обернется попадание под юрисдикцию европейских институтов. Решать надо было быстро. И решили: Крым – наш!

Так российская власть переменила курс для себя. Но тем в одночасье переменила и историческую судьбу страны. Надолго ли, увидим. Но сейчас ясно, что народ этот выбор принял, и уже к осени 2014 г. 64% стали против вступления в ЕС, а «за» остались 16%. Наступили долгие времена вражды с осудившей нас Европой и со всем присоединившимся к ней миром.

Но проевропейское начало в отечественной культуре, конечно, не исчезло. В 2018 г. оно ярким фейерверком дружбы и радушия вырвалось на свет, изумив не только гостей футбольного чемпионата, но и самих россиян. В начале нынешнего года о хорошем отношении к ЕС заявила половина жителей России. А в апреле почти 60% снова стали говорить, что «Россия принадлежит европейской цивилизации».

Пандемия, увы, это подтверждает. В борьбе с нею мы пробуем вернуть потерянный контакт с Европой. Но решаться это будет тем, выйдем мы из кризиса обществом более свободным или нет.

Оригинал