Аналитика

Нервы на пределе: почему российские власти рассердились на заметку о рейтинге Путина

В минувшие выходные российское посольство в США обрушилось с резкой критикой на американское новостное агентство Bloomberg, обвинив его в продвижении «фейковых графиков» с рейтингами Владимира Путина и создании «ложных визуальных образов об «отрицательной динамике» в России». Очень скоро к российским дипломатам присоединились отечественные парламентарии, которые намерены обсудить публикацию с руководителем российского бюро Bloomberg. Первый замруководителя фракции «Единой России» в Госдуме Адальби Шхагошев даже подчеркнул, что Россия может пойти на «жесткие меры», если ситуация не улучшится.

На первый взгляд сложно понять, что послужило причиной столь нервной реакции. Дело в том, что в статье Bloomberg, на которую ополчились российские государственные мужи, говорится не столько о рейтингах, сколько о возможном скором объявлении новой даты голосования по поправкам в Конституцию. Голосование, изначально намеченное на конец апреля, было отложено на неопределенный срок в связи с всероссийским карантином. Единственный приведенный в тексте график о доверии президенту призван был проиллюстрировать тезис о снижающейся поддержке первого лица. Более того, использовавшиеся цифры были взяты журналистами непосредственно с официального сайта государственного центра изучения общественного мнения ВЦИОМ. Формулировка вопроса аккуратно и точно воспроизведена в примечании к графику. Каждый, кто хорошо владеет английским языком, может сам сопоставить текст публикации и данные опросного центра. Откуда же такие эмоции вокруг этого материала?

Смена методологии

Для начала придется вспомнить, что ровно год назад вокруг социологических замеров поддержки Владимира Путина уже возникал скандал. Тогда тот же ВЦИОМ объявил, что меняет методику измерения доверия президенту. Ранее для этого использовался открытый вопрос: респондентов просили самостоятельно назвать имена 5-6 политиков, которым они доверяют. Кого респонденты называли, тех интервьюеры и записывали. Данные, полученные таким образом, заметно отличались от ответов на прямой вопрос об одобрении деятельности конкретно Владимира Путина, когда респондент должен был определиться с ответом, одобряет ли он его деятельность на посту президента или нет. Показатели поддержки, полученные первым путем, были в два раза ниже второго показателя. Оно и понятно: гораздо проще ответить «да» или «нет», чем вспоминать какие-то фамилии самостоятельно.

Тем не менее, оба вопроса разными способами оценивали динамику отношения к Владимиру Путину. И до прошлого года это всех устраивало.
Однако теперь в дополнение к старым вопросам ВЦИОМ задает дополнительные вопросы о доверии Владимиру Путину и еще ряду политиков (по каждому человеку — отдельный вопрос). Стоит ли говорить, что результаты, полученные по новой методике, в два раза выше тех, что получены с помощью открытого опроса? Поэтому сразу после смены методики поползли слухи о том, что в Кремле были недовольны маленькими цифрами и государственные социологи вынуждены были предоставить более высокий результат.
Так это или нет, можно только гадать. Однако общественности это решение было преподнесено очень неудачно: СМИ сразу переполнились заголовками о том, что после изменения методики опроса доверие Путину выросло в два раза.
Доверие политику, конечно, осталось на прежнем уровне, просто его померили другим вопросом. Надо отметить, что ВЦИОМ пока продолжает публиковать оба показателя (ответы на старый открытый и на новый закрытый вопрос). Но осадок, как говорится, остался. Те, кто обвиняет Кремль в манипуляциях статистикой, получили еще один довод в поддержку своего мнения. Пострадала, как всегда в таких случаях, опросная индустрия, доверие к которой у прогрессивной общественности и без всяких скандалов не очень высокое.

Новый скандал вокруг все тех двух вопросов о поддержке Владимира Путина вроде бы должен подтвердить политическую, а не методологическую подоплеку решений, принятых год назад. Российский истеблишмент чрезвычайно остро реагирует на любые намеки на то, что доверие первому лицу не так высоко, как это кому-то хотелось бы. Отсюда все попытки поучить журналистов, как им работать с данными из открытых источников: уже и методологию поменяли, а они все не понимают, все «неправильные» данные используют.

Однако какой вопрос ни возьми — что в первой, что во второй формулировке, — все они подтверждают тезис статьи о том, что поддержка президента постепенно снижается. И это не новость, в ней нет особого драматизма, все это уже подробно описано. Ведь этот процесс продолжается на протяжении несколько лет; по крайней мере с момента объявления пенсионной реформы и на фоне пятилетнего снижения доходов населения, которое подтверждается государственной же статистикой.
Острая реакция российских государственных мужей на иностранную публикацию может быть также связана с основной темой статьи в Bloomberg. Ведь вопрос голосования по поправкам к конституции занимает российскую власть все последние месяцы. До объявления карантина в обществе наблюдался небольшой перевес в пользу одобрения поправок. Комфортный для власти результат голосования вроде бы обеспечивался за счет мобилизации сторонников поправок — притом что основная часть противников была дезориентирована и не собиралась идти на выборы.
Однако перенос голосования на более поздний срок в условиях карантина и разворачивающегося у нас на глазах нового экономического кризиса явно повышал неопределенность вокруг результатов голосования. Слишком хрупким казался перевес сторонников поправок. Поэтому волнение представителей российского истеблишмента можно понять — благоприятный шанс можно легко упустить.
Тем не менее данные последних опросов показывают, что проблема голосования сейчас скорее отступила для людей на второй план. Россияне заняты своими проблемами, активно пытаясь адаптироваться к меняющейся ситуации. Им пока что не до конституции. Если бы голосование состоялось в ближайшее воскресение, власть с большой долей вероятности получила бы нужный ей результат. Противники поправок по-прежнему остаются дезориентированными. Сторонники поправок и власти в целом довольно хорошо мобилизованы и готовы откликнуться на призыв начальства прийти на избирательные участки, прежде всего потому, что это их долг. А долг, как известно, платежом красен.
Дополнительным ресурсом для властей предержащих скорее всего окажутся те, кто собирается принять участие в голосовании, но еще не определился со своим решением (во время опроса они часто приговаривают «что еще не видели поправок», «еще не изучили этот вопрос»). Обычно это люди из числа тех, что приходят на выборы и внимательно изучают избирательные плакаты с кандидатами, а потом голосуют за представителей власти.
Иными словами, хотя перенос дня голосования по поправкам добавил неопределенности, пока ситуация все-таки остается под контролем властей. Нервы сдают, и это понятно. Однако реакция на статью американского агентства выглядит явно преувеличенной.