Аналитика

Ценности, ориентации и участие в политической жизни российского молодого поколения

Новая волна интереса к взглядам и политическим предпочтениям российской молодежи началась после всероссийских протестов 2017 года, среди участников которых было много молодых людей. Интерес к этой теме подогревают также маркетинговые исследования, фокус которых на Западе сегодня сместился от «миллениалов» (представителей «поколения Y») к более молодому «поколению Z». Эта статья избегает четкого деления молодежи на поколения, но в ней есть условное разделение молодых россиян на две условные группы: самые молодые (до 25 лет) и молодежь в возрасте 30-35 лет.

Цель работы – проследить наиболее яркие отличия установок молодых россиян от представителей старших поколений в таких сферах как пользование интернетом и социальными сетями, телесмотрение, отношение к Западу, толерантность, вовлеченность в гражданскую активность и политическое участие. При ближайшем рассмотрении далеко не все отличия молодых людей от представителей старших возрастных групп выглядят безусловными и необратимыми – многие из них наверняка будут меняться по мере взросления сегодняшних молодых людей, а также под давлением экономической и политической ситуации в стране.

Работа основана на материалах регулярных опросов общественного мнения Левада-Центра, а также трех десятков фокус-групп, которые автор и его коллеги проводили в 2018-2019 гг. в Москве и других российских городах. Многие темы, затронутые в статье, рассматривались автором ранее в отдельных публикациях и здесь приведены как обобщение исследовательского опыта.

Поколение интернета

Наиболее очевидное важное различие между молодыми россиянами (в возрасте 18–35 лет) и их старшими соотечественниками касается пользования Интернетом и потребления новостей. Согласно опросным данным, за последнее десятилетие использование телевидения в качестве источника новостей в России сократилось на четверть (с 90% до 70% населения старше 18 лет). Напротив, чтение новостей в интернете и социальных сетях выросло в четыре раза (до 40%). Молодые люди получают новости в основном по интернету (до 65% по группе) из новостей Яндекса, социальных сетей и видеоблогов. Остальная часть населения, особенно те, которые живут за пределами больших городов, все еще в значительной степени полагаются на телевидение как основной источник информации о происходящем.

На фокус-группах молодые респонденты из больших городов часто признаются в том, что почти никогда не смотрят телевизор; у некоторых нет дома телевизора. Респонденты моложе 25 лет редко упоминаю телепрограммы, телевизионных персонажей, их в последние 3-4 года постепенно вытеснили герои YouTube и Instagram (интернет-ресурсы с невероятно быстро растущей аудиторией)[1].

Молодые респонденты объясняют на фокус-группах, что телевидение неудобно смотреть: в интернете можно получить все и сразу, когда удобно. В отношении телевидения звучат подозрение в том, что оно освещает происходящее односторонне, навязывает точку зрения, выгодную для власти. Для молодых телевидение «не круто», «телевидение – для пожилых». В целом, новостям в интернете и социальных сетях молодые россияне доверяет заметно больше, чем старшее поколение, которое пока только осваивают интернет и относится к нему с недоверием.

Получается, что российская молодежь оказывается менее подвержена государственной телевизионной пропаганде. У молодых людей больше шансов получить более широкую, более детальную картину происходящего – при одном условии, если та или иная новость их заинтересует. Однако происходящим в стране и мире молодые интересуются намного реже, чем старшие поколения. И хотя у молодых россиян гораздо больше инструментов для критического понимания действительности, большинство этими инструментами пользуется редко; интерес к политике обычно просыпается позже – 30-35 годам (об этом см. соответствующий раздел).

Герои из интернета

Быстрое распространение социальных сетей в России, и особенно Instagram и YouTube, в последние пару-тройку лет способствовало появлению нового явления – видеоблогов, которые регулярно смотрит около трети российских граждан, а также инстаграм-каналов. Вполне ожидаемо, что большинство аудитории этих ресурсов составляют молодые люди, которые обращаются к ним в 5-6 раз чаще, чем представители старшего поколения.

YouTube стал интернет-платформой, которая позволяет новым политикам, активистам и журналистам получить общенациональное признание у миллионов молодых зрителей по всей стране. Новые общественные деятели могут обращаться к своей аудитории напрямую, минуя фильтры контролируемых государством телеканалов. Это приводит к существованию двух параллельных вселенных со своей аудиторией и своими героями, что еще больше углубляет разрыв между самыми молодыми россиянами и старшим поколением.

Если старшее поколение продолжает следить по телевизору за Путиным, Шойгу, Собяниным, Соловьевым и Киселевым, то у молодого поколения другие герои. Это журналист Юрий Дудь, у которого 7,5 миллиона подписчиков на YouTube. Или оппозиционный политик Алексей Навальный, основатель Фонда по борьбе с коррупцией, у которого почти 4 миллиона подписчиков. Из более молодых политиков в последние полтора-два года стали известными Илья Яшин, Егор Жуков, Любовь Соболь и саратовский политик Николай Бондаренко – все они активны в социальных сетях и привлекают внимание прежде всего молодой аудитории (у того же Бондаренко уже более 1 млн подписчиков в YouTube).

Однако большинству молодых людей гораздо интереснее неполитические сюжеты и герои не-политики. Своеобразным индикатором известности и привлекательности может служить число подписчиков на их аккаунты в Instagram. Несомненными лидерами на этом поприще выступают Ольга Бузова, у которой 1 млн подписчиков в YouTube и более 21 млн в Instagram, спортсмен Хабиб Нурмагомедов (20 млн в Instagram), Настя Ивлеева (17 млн), певцы Тимати (15 млн) и Егор Крид (12 млн), Ксения Бородина (более 14 млн) и другие. Все они своеобразное зеркало интересов молодежи – музыка, кино, спорт и развлечения.

Неудивительно, что именно эти персоны часто упоминаются молодыми участниками фокус-групп в разных городах страны в ответах на вопросы о том, «кто интересен?», «за кем интересно следить?», «с кого можно брать пример» или, говоря словами Маяковского, «делать бы жизнь с кого». Респонденты объясняют интерес к этим фигурам не столько их творчеством или скандальным поведением. Молодых россиян привлекает, что все это красивые, следящие за собой, успешные, состоятельные и состоявшиеся люди. И если для старших поколений российских граждан Ольга Бузова – воплощение распущенности и вульгарности, то для многих молодых – она прежде всего символ успеха, красивой жизни, самостоятельности и финансовой независимости.

Независимость и дух предпринимательства

Ценность независимости также проявляется у молодых людей в повышенной готовности заниматься предпринимательством, работать на себя, открывать свой бизнес и просто работать в рыночном секторе. Из недавних исследований мы знаем, что молодые люди в целом оценивают действия предпринимателей более позитивно, чем старшие поколения; чаще считают, что именно в бизнесе работают одни из самых умных, талантливых и способных наших сограждан. Именно молодые россияне в 2 раза чаще, чем в среднем по выборке, говорят о желании открыть свое дело.[2] Люди старших возрастов проявляют большую склонность работать по найму, в государственных организациях, гарантирующих пусть и не самый высокий, но стабильный доход.

При этом и фокус-группы с молодежью, и результаты опросов показывают, что открытие своего бизнеса привлекательно не столько возможностью много заработать, сколько шансом реализоваться, почувствовать себя независимым от родителей, государства и обстоятельств. Еще одним свидетельством привлекательности предпринимательства для молодых является тот факт, что среди интересных и вдохновляющих личностей молодые часто называют американского предпринимателя Илона Маска; еще несколько лет назад также называли Стива Джобса и Павла Дурова (но они все-таки остались героями для тех, кому сейчас 30-35 лет).

Однако ситуация в стране сегодня не располагает к открытию собственного дела, в общественном мнении доминирует убежденность, что условия для ведения бизнеса в последние годы только ухудшались. Характерна фраза, прозвучавшая на одной из фокус-групп с молодыми москвичами: «Мы с женой хотели открыть свое дело, но все посчитали и передумали». Получается, что в нынешних условиях для многих молодых людей независимость и работа на себя выступает как желаемая, но трудно достижимая цель. Кто-то наверняка сможет добиться успеха, но что станет с мечтами молодого поколения, если им не суждено будет реализоваться; какими настроениями и чувствами может обернутся их разочарование в случае невозможности добиться желаемого  – обида, ощущение собственного бессилия, готовность довольствоваться малым, приспособление к имеющимся экономическим и политическим реалиям, цинизм?

Привлекательность Запада

Еще одна отличительная черта молодых россиян, проявляющаяся в количественных и качественных исследованиях Левада-центра, заключается в положительном отношении к Западу и, в особенности, европейским странам. Эти настроения резко контрастируют с взглядами старших поколений, где преобладают негативные оценки. Так, около 60% молодых россиян положительно относятся к Европейскому союзу и США по сравнению только с 30% людей старше 65 лет. По этому вопросу также наблюдается заметный разрыв между жителями городскими и сельскими территориями: молодежь городов лучше относится к Запад, чем молодые люди из небольших населенных пунктов.

Опросы показывают, что санкции и разногласия с Западом мало повлияли на привлекательность западных стран для российской молодежи. Такие страны, как Германия или США, по-прежнему являются для них образцом для развития собственной страны. Кроме того, именно в Европу и США наши молодые респонденты хотели бы поехать на работу и постоянное место жительство.

Однако, более подробные разговоры на фокус-группах обнаруживают весьма поверхностные и клишированные представления молодых россиян о жизни на Западе, об общественном-политическом устройстве и культуре западных стран. Главной чертой западных стран для молодых россиян (впрочем, как и для населения в целом) является то, что на Западе люди живут хорошо и богато. Когда молодые люди на фокус-группах говорят, что они хотели бы жить «как на Западе», «как в Европе», большинство имеет в виду прежде всего материальный достаток. Заметно реже, но все-таки звучит, тема большей правой защищенности обычных людей на Западе, большее уважение к правам человека. Особенно часто эта тема возникала на фокус-группах в августе-сентябре 2019 года, когда молодые люди из крупных российских городов сравнивали реакцию властей на протесты в Париже и в Москве.

Западные страны сохраняют в глазах молодых россиян образ сытой и спокойной жизни, несмотря все усилия российской телевизионной пропаганды (может быть как раз потому, что молодежь не смотрит телевизор). Желанный образ процветающего Запада является также отражением того, что молодые россияне не находят в собственной стране. В большинстве описанных областей (материальное благополучие, правовая защита, а также развитие технологий) Россия кажется нашим респондентам отстающей от Запада. Только столица кажется молодым участникам фокус-групп близкой к западным стандартам, а остальная часть страны — нет.

Запад рассматривается молодыми людьми как источник модных тенденций в одежде, музыке и кино. Для многих из них западная массовая культура стала неотъемлемой частью повседневного опыта. С самого рождения они знакомы с Голливудом, Диснеем, а теперь и с HBO. Около трети россиян в возрасте до 35 лет наслаждаются зарубежной поп-музыкой, хип-хопом или техно, тогда как старшее поколение предпочитает советскую эстраду и русские народные песни. Западная культура действительно стала неотъемлемой частью идентичности молодого поколения в России. Все это сильно отличает молодых россиян от представителей старших поколений.

Однако интерес к западной культуре и образу жизни не транслируется автоматически в поддержку политики Запада в отношении России. Подозрительность по отношению к мотивам правительств европейских стран и США довольно часто сквозит в словах молодых участников групповых дискуссий, в особенности за пределами крупнейших городов. Каждый раз при обсуждении международных отношений обязательно находятся молодые люди, которые будут говорить, что «с Америкой надо быть жестче», потому что «они по-другому не понимают». Более того и в 2008 году во время русско-грузинской войны, и в 2014-2015 гг. на пике российско-украинского конфликта и противостояния России и Запада, большинство молодых россиян продемонстрировали столь же сильные антизападные настроения, что и старшие поколения. Иными словами, молодые россияне оказались столь же склонны к патриотической мобилизации, что и остальная часть населения.

Даже сегодня, после того как отношение молодых россиян к Западу снова улучшилось, агрессивная внешняя политика собственной страны не вызывает большого сожаления у российской молодежи. Большинство молодых людей по-прежнему согласны с тем, что Россия должна позиционировать себя как «великая держава» и не жалеют о присоединении Крыма к России. Многие молодые люди приветствовали бы улучшение отношений между Россией и Западом, однако не собираются извиниться за действия своей страны или искать компромисс с западными странами. Наравне с призывами к сотрудничеству с Европой и Америкой на фокус-группах молодыми людьми часто звучит мнение, что Россия должна оставаться «самостоятельной», «отдельной территорией», быть независимой от международных структур. Эта изоляционистская тенденция не может быть обусловлена ​​исключительно государственной пропагандой и, вероятно, коренится в распространенном среди российской молодежи мнении, что на Западе «нас никто не ждет», «они нас не любят». Сближение России и Западу, в глазах молодых также мешает ощущение отсталости и слабости совей страны: если отношения на равных невозможны, лучше оставаться в стороне.

Открытость миру

И все же многие молодые россияне в целом гораздо больше открыты миру, чем старшие поколения. Около трети молодых людей хотели бы жить за границей (в крупных городах этот показатель еще выше — около 45% по сравнению с менее чем 10% среди представителей старшего поколения). Основными мотивами к отъезда называют «лучшие условиями жизни за границей», «нестабильность экономической ситуации в России» и «стремление обеспечить детям достойное будущее». Лишь небольшая часть российской молодежи, прежде всего из крупнейших городов задумывается об иммиграции по политическим причинам (однако выбирают эту подсказку молодые чаще, чем представители старших поколений).

Для многих молодых россиян основным возможным направлением отъезда являются западные страны. Данные опросов показывают, что Франция, Германия, Швейцария и США наиболее привлекательны как для эмиграции, так и для временной работы, несмотря на острые столкновения между Россией и Западом, взаимные упреки и санкции. При этом отдыхать лучше в Турции, Египте или Таиланде, но жить – на Западе.

Значительная доля молодых россиян, задумывающихся об отъезде, вовсе не означает неминуемого массового исхода из страны. Регулярные социологические опросы показывают, что доля тех, кто фактически готовится уехать на постоянное жительство за границу, на протяжении многих лет остается ниже 1% населения. Молодые люди скорее считают эмиграцию одной из многих возможных жизненных опций, которая вовсе не обязательно будет реализована. Однако, в отличие от старших поколений, молодые россияне не отвергают эту возможность сходу.

Желание молодых россиян уехать и жить за границей скорее следует интерпретировать как показатель общей открытости нового поколения внешнему миру. Сегодняшние молодые россияне действительно лучше к этому подготовлены. Треть из них знают иностранный язык – обычно английский; и это в три раза чаще, чем среди представителей старшего поколения. Многие уже были за границей: среди молодых жителей крупнейших российских городов таких почти две трети (по сравнению с одной третью населения страны в целом).

Однако по мере взросления отношение к Западу и миру в целом может меняться. В особенности это касается тех россиян, чьи мечты об учебе и работе за границей не будут реализованы, кто не выучит язык, для кого поездка в Париж, Лондон или Нью-Йорк так и останется несбыточной мечтой в силу стесненных финансовых обстоятельств. В этой среде восторженные чувства могут смениться разочарованием, завистью и подозрительностью, которых затем так легко использовать в пропагандистских целях.

Толерантность, гендерное равенство, волонтерство

Молодые люди в России в чем-то похожи на своих сверстников в странах Запада. Уже много было сказано о том, что по сравнению с представителями старших поколений, молодым свойственны более модернизированные (даже вестернизированные) установки: большая толерантность к геям и лесбиянкам, большее неприятие домашнего насилия, более частое занятие волонтерством. Однако при ближайшем рассмотрении картина оказывается гораздо сложнее.

Действительно, согласно опросам, молодые россияне в целом проявляют большую терпимость по отношению к ЛГБТ-людям (около 60% молодых людей имеют «нейтральное или позитивное» отношение, в отличие от только около 30% среди людей старше 60 лет). Судя по дискуссиям на фокус-группах, кажется, что люди в возрасте до 25 лет все еще стесняются разговоров на эти темы и пытаются отшутиться, но ближе к 30–35 годам респонденты говорят более серьезно и часто выступают за равные права для ЛГБТ-людей. Иногда респонденты таким образом совершают «каминг-аут» перед участниками группы, но чаще исходят из своего опыта общения и дружбы с представителями ЛГБТ-сообщества.

Однако даже среди молодых россиян остается много тех, кто до сих пор не принимает геев и лесбиянок, особенно за пределами крупнейших городов. Также стоит отметить, что толерантность молодежи далеко не всегда распространяется на другие группы населения. Например, в отношении трудовых мигрантов молодые обычно россияне демонстрируют ту же неприязнь, что и респонденты других возрастов.

Общее отношение молодых россиян к проблеме насилия над женщинами и вовсе не отличается от среднестатистических значений. Скорее можно говорить о некотором изменение в поведении молодых женщин. Они не только чаще считают эту проблему значимой (как и женщины в целом – по сравнению с мужчинами), но и готовы говорить об этом публично. По крайней мере такое впечатление складывается из обсуждения этих вопросов на фокус-группах: молодые женщины демонстрируют не столько другое отношение к проблеме (по сравнению с женщинами старших поколений), сколько готовы гораздо свободнее и откровеннее говорить об этом.

Пожалуй, что и общественная кампания в социальных сетях #янебоюсьсказать (в определенном смысле отечественный аналог западной #MeToo) и общественная реакция на нее говорят не столько об ином отношении к проблеме домашнего насилия среди молодых россиян, сколько о большей смелости и независимости тех молодых женщин, которые решились рассказать о своем опыте жертвы сексуального насилия со стороны партнера. Также стоит оговориться, что речь скорее идет не о самых молодых россиянках, а о женщинах 30-35 лет и старше.

Что касается волонтерства, то молодые россияне, действительно, вовлечены в него в 4-5 раз чаще представителей старших поколений (однако даже в самой молодой возрастной таких не более 15% респондентов). В старших возрастных группах неучастие в волонтерстве компенсируется участием в других видах гражданской и общественно-полезной активности: жертвование денег, передача в дар нуждающимся вещей и одежды и т.д. Иными словами, вряд ли справедливо говорить о большей общественной активности и социальной ответственности российских молодых людей.

Низкая компетентность в вопросах политики и истории

Молодые люди, которые интересуются политикой, составляют меньшинство в своей возрастной группе. По сравнению со старшим поколением молодые вдвое реже следят за политическими новостями и обсуждают политические вопросы с друзтями и знакомыми, в три раза реже ходят на выборы. Интерес к серьезным вопросам и политическому участию обычно пробуждается не раньше 30 лет, когда молодые люди начинают жить самостоятельно и обнаруживают, что они должны сами решать повседневные проблемы. Политические взгляды и представления о происходящем у самых молодых россиян только формируются и многие некритически заимствуют эти представления и оценки российской внутренней и внешней политики у старших товарищей – родных или учителей которые в гораздо большей степени подвержены влиянию тех интерпретаций, которое задает телевидение. А значит, путь и опосредовано, молодые люди подвержены влиянию телевизионной пропаганды. Более того, эти интерпретации и установки усваиваются как очевидные и само собой разумеющиеся, формируя основные черты картины мира молодых россиян. И далеко не все молодые люди по мере своего взросления готовы будут подвергнуть эти представления критическому анализу.

Также следует отметить, что молодые люди — далеко не самая протестно настроенная группа населения. В целом они довольны своей жизнью, среди самых молодых по-прежнему преобладают сторонники существующего порядка вещей и политического режима. Об этом говорят и опросы общественного мнения, и состав участников протестных акций, если рассматривать все мероприятия, проводившиеся в стране за последнее время. Много молодых людей приняли участие в акциях 2017 года, а также в московских протестах 2019 года. Однако среди участников акций против войны на Украине, маршей памяти Бориса Немцова, митинга против реновации в Москве — молодые составляли видимую, но не основную возрастную группу. В акциях обманутых вкладчиков, всевозможных трудовых протестах, забастовках врачей, учителей и дальнобойщиков — молодых не было почти совсем.

Влияние интернета и социальных сетей, которые молодежь уже хорошо освоила на политические взгляды молодежи ограничено низким интересом к политике. В России, как и везде, молодежь использует Интернет в основном для развлечения и общения с друзьями. Во всем, что связано с политическими вопросами, Интернет и социальные сети оказываются инструментами «на вырост», когда сегодняшние молодые люди станут старше и будут проявлять больший интерес к общественно-политическим событиям. Поэтому сегодня серьезной политической силы российская молодежь не представляет, представители старших поколений в политическом плане гораздо активнее. Более того, в стареющем российском обществе люди в возрасте 18-25 лет составляют менее 10% избирателей – их мнением власти могут пренебречь.

Опросы общественного мнения показывают низкую осведомленность молодого поколения по любым вопросам истории России, будь то великая русская революция, сталинские репрессии, перестройка, вторая мировая, афганская или чеченские войны. Число затрудняющихся с ответами на исторические вопросы в самой молодой возрастной группе может достигать половины опрошенных (это самые высокие показатели по сравнению с другими возрастными группами). Обсуждать исторические темы на группах тоже чрезвычайно трудно. И речь не столько о незнании конкретных фактов и дат, сколько о незнании и непонимании сути историчеких событий. При этом самые молодые россияне, которые лишь недавно должны были изучать историю ХХ века демонстрируют как наименьшую осведомленность, так и наименьшую заинтересованность в том, чтобы восполнить недостающие знания. Если интерес к историческим событиям если и просыпается, то в более старшем возрасте.

Отчуждение от власти

Вплоть до лета 2018, и на протяжении многих лет, большинство молодых российских граждан демонстрировали высокие показатели поддержки политической системы. Однако изменения в общественном мнении, вызванные долгим падением уровня жизни и повышением пенсионного возраста, затронули молодое поколение тоже. Особенно отчетливо эти изменения заметны в возрастной группе 25—35 лет (те, кто моложе, все-таки в целом остаются лояльны режиму даже сегодня). Говоря о своих претензиях к властям, молодые респонденты на фокус-группах – вслед за представителями старших поколений – выражают озабоченность экономическими проблемами и будущим страны; сетуют на пенсионную реформу, которая ударила по их родителям.

Однако есть и специфические претензии. Молодежь чаще недовольна ограничениями в Интернете, такими как блокирование Telegram, уголовные обвинения за репосты, блокировки сайтов – все эти меры каждый легко может соотнести со своим поведением. Эти запреты кажутся молодым россиянам не только вредными, но и лицемерными, поскольку при желании их можно обойти. Цензура фильмов и критика рэпа также делают власти менее популярными среди молодежи. Представители стареющего политического класса выглядят в глазах молодых людей все более унылыми и несовременными.

Подавление полицией протестов в Москве в 2019 году повлияло на мнение на мнение тех молодых людей, которые следили за событиями в социальных сетях. В фокус-группах в крупных российских городах в конце лета 2019 года молодые люди неоднократно упоминали случай с Дарией Сосновской, которую сотрудник милиции умышленно ударил в живот; одно из нескольких видео, запечатлевшее этот момент, имеет более 700 000 просмотров на YouTube. Многие представители молодого поколения восприняли репрессивную реакцию на протесты в Москве как подтверждение того, что власти «не хотят никого впускать», «они думают только о себе» и что «люди считаются второсортными» сила. Это контрастировало с мнением пожилых россиян, многие из которых следили за телевизионными репортажами о московских событиях и в конечном итоге не одобряли протестующих. История летних протестов и их разгона стала точкой дальнейшего отчуждения от власти российского общества, особенно его активной и молодой частью.

Нарастающее ухудшение экономической ситуации, усиленное падением цен на нефть и длительным карантином, может усугубить наметившееся отчуждение молодого поколения от власти. Когда ресурсов мало, руководству придется расставить приоритеты. Лояльность старшего поколения — более многочисленного и более политически активного – наверняка окажется для российских властей важнее, чем одобрение молодых людей, которых численно мало и которые в большинстве своем не участвуют в политике. В этой ситуации интересы современной молодежи и власти будут все больше расходиться; молодые люди будут все больше чувствовать себя отчужденными от власти и от политики.

Условность новых трендов

Приведенные результаты исследований призваны подчеркнуть неоднозначность многих характеристик, которые отличают представления и установки молодых россиян от представителей старших поколений. Вряд ли стоит автоматически распространять установки и взгляды молодежи столицы и крупнейших городов страны на российскую молодежь в целом; и тем более на тех, кто родился, вырос и продолжает жить в провинции. Взгляды и привычки наиболее образованной, активной и вестернизированной части молодого поколения хорошо схватываются качественными исследованиям, многие из которых ограничиваются теми же крупными городами; однако даже сами участники таких фокус-групп при случае говорят, что они сильно отличаются от массы своих сверстников. Переход на массовый уровень, который схватввают массовые опросы, показывает, что по многим взгляды молодежи в целом гораздо ближе к взглядам среднестатистического россиянина, чем это принято считать.

На массовом уровне можно говорить о необратимых изменениях в молодежной среде только применительно к быстрому освоению интернета и частичной потери интереса к телевидению (хотя в малых городах молодежь продолжает смотреть телевизор). Однако даже эти изменения будут влиять на политические взгляды молодых людей постепенно, по мере их взросления и пробуждения интереса к этой сфере жизни. В общественно-политическом плане интернет все еще остается инструментом «на вырост» и далеко не все воспользуются им, чтобы подвергнуть критике существующие клише. Интерес к общественно-политической проблематике, к истории собственной страны начинает просыпаться ближе к 25-30 годам и происходит это далеко не у всех (обычно у трети респондентов). До того молодые люди демонстрируют крайне низкий интерес и компетентность в этих вопросах.

Кроме того, в обществе, где молодые люди составляют лишь небольшую часть населения, не стоит преувеличивать политический и протестный потенциал молодежи. По многим вопросам – от вовлеченности молодых в гражданскую активность до отношения к проблеме насилия над женщинами – российская молодежь не особо отличается от других возрастных группы.

По мере взросления молодых людей их взгляды также могут и дальше сближаться со взглядами представителей старших поколений. Можно задаться вопросом о том, что будет с настроениями и взглядами молодых людей, когда они лишаться родительской поддержки, вынуждены будут самостоятельно зарабатывать, обеспечивать себя и свою семью, наберут ипотечных и потребительских кредитов. Далеко не все молодые люди смогут в условиях огосударствленной российской экономики открыть собственное дело, тем более добиться желанного успеха и независимости. Лишь небольшая часть сможет поехать учиться или работать на Запад. Остается открытым вопрос, какую стратегию поведения выберут сегодняшние молодые люди при столкновении с полицией, судами, избирательными комиссиями, бюджетными учреждениями: избегание, пассивную адаптацию или будут активно добиваться защиты своих прав.

В непростых российских условиях первоначальные установки, такие как стремление к независимости, открытость миру и позитивное отношение к Западу –  могут размываться и заглушаться. На смену нереализованным идеалам молодости может приходить разочарование и цинизм среднего возраста. На фокус-группах, особенно в средних и малых городах, часто можно видеть таких людей с потухшими глазами. Они отвечают, что у них нет политических предпочтений, нет интересов за пределами семейной жизни, они не доверяют власти, но и не видят и не ищут ей иной альтернативы. Изменить жизнь не получилось и приходится адаптироваться к текущей ситуации, отказываясь от прежних убеждений, брюзжать и подвергать все циничному сомнению.

Иными словами, нынешние настроения и убеждения российских молодых людей должны пройти проверку временем. Только спустя 15-20 лет мы увидим, насколько новое поколение сможет изменить страну, или же им будет проще измениться себе и собственным убеждениям.

Оригинал