Публикации в прессе

Треть россиян считает, что Ивана Сафронова преследуют за его статьи

“Левада-центр” исследовал информированность и отношение россиян к делу Сафронова, а также к делу журналиста Ивана Голунова, которому год назад подбросили наркотики, и делу карельского историка Юрия Дмитриева, которого в июле суд отправил на 3,5 года в колонию строгого режима, признав виновным в насильственных действиях сексуального характера в отношении своей приемной дочери.

Исследование есть в распоряжении Би-би-си, опрос проходил 20-26 августа среди 1600 человек в 50 регионах России. Выяснилось, что осведомленность о деле Сафронова даже выше, чем о делах Голунова и Дмитриева.

Так, о том, что спецкора “Медузы” Голунова в июне 2019 года обвиняли в хранении наркотиков, к августу 2020 года вспомнили лишь 32% опрошенных – из них 7% “внимательно следили за тем, как развиваются события”, а 25% что-то об этом слышали.

С Голунова тогда же, в июне 2019, сняли все обвинения, а на скамью подсудимых попали полицейские, подбросившие ему наркотики. В июне 2019 года о попытке уголовного преследования журналиста были в курсе 56% опрошенных “Левада-центра”.

“Дело Голунова осталось важным для журналистского сообщества, но в массовом сознании такие события забываются”, – сказал Би-би-си замдиректора “Левада-центра” Денис Волков.

Еще меньше россиян знает о деле карельского историка Дмитриева – всего 3% “внимательно следили за ним” и 17% “что-то слышали”.

Дмитриев 20 с лишним лет составлял мемориальные списки репрессированных в Карелии и проводил поисковые работы в местах предполагаемых расстрелов заключенных сталинских лагерей. Соратники историка считают, что его преследование связано именно с этой работой. Дмитриев вину в насильственных действиях в отношении своей дочери не признал.

“На периферии массового сознания”

О деле Сафронова, арестованного 7 июля по подозрению в госизмене, слышали 36%, еще 4% “внимательно следят” за тем, что происходит с журналистом. 59% сообщили, что ничего не знают об обвинениях в сотрудничестве с чешскими спецслужбами, которые предъявили Сафронову.

“Данные говорят о том, что дело Сафронова, скорее, на периферии массового сознания, – сказал Би-би-си Волков. – Это объяснимо, потому что в мейнстриме оно освещается мало. И не каждый готов примерить обвинение журналиста в госизмене на себя”.

Волков считает, что для самого Сафронова низкая информированность о его деле – проблема: “Чем больше интереса и резонанса вокруг дела, тем более критически к преследованию относятся”.

“Левада-центр” выяснил, как респонденты воспринимают дела Сафронова, Голунова и Дмитриева. По мнению 29% опрошенных, Сафронова, Дмитриева и Голунова преследуют за их профессиональную деятельность, которая противоречит интересам людей во власти. 38% считают, что их просто судят за нарушение закона, 32% затруднились с ответом.

“Большое число затруднившихся ответить связано с плохой информированностью об этих уголовных делах, треть просто не в состоянии что-либо сказать”, – пояснил Волков.

Среди тех, кто об обвинениях, предъявленных Сафронову, слышал, оценки иные. 60% уверены, что бывшего спецкора “Коммерсанта” и “Ведомостей”, а также Голунова и Дмитриева преследуют за профессиональную деятельность, противоречащую интересам людей во власти. 29% думают, что Сафронов, Голунов и Дмитриев нарушили закон.

“Наши процессуальные оппоненты делают все, чтобы общество если и получало информацию о деле нашего подзащитного, то только из их уст, – сказал Би-би-си адвокат Сафронова Иван Павлов. – В этом ряду идут и попытки следователя отобрать подписки о неразглашении и о тайне следствия, чтобы вся информация о деле контролировалось только стороной обвинения”.

В начале августа ФСБ и министерство юстиции начали дисциплинарное производство в отношении адвокатов Сафронова за отказ дать подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Решить судьбу защитников должны будут адвокатские палаты Москвы, Петербурга и Ленинградской области, где состоят защитники.

Дисциплинарное производство в отношении адвокатов может закончиться вынесением замечания или предупреждения, а в некоторых случаях привести к лишению адвокатской лицензии. Защита Сафронова считает это “попыткой связать руки и заткнуть рты при работе защиты в резонансных делах”.

Тем временем группа поддержки Сафронова, куда входят его друзья и коллеги, планирует в понедельник передать обращения в приемную президента с требованием прекратить преследование журналиста.

Оригинал