Пресс-выпуски

Доверие политикам и президентское голосование

Опрос проведен 20 – 26 августа 2020 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения объемом 1601 человек в возрасте от 18 лет и старше в 137 населенных пунктах, 50 субъектах РФ. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов.

Статистическая погрешность при выборке 1600 человек (с вероятностью 0,95) не превышает:

3,4% для показателей, близких к 50%
2,9% для показателей, близких к 25% / 75%
2,0% для показателей, близких к 10% / 90%
1,5% для показателей, близких к 5% / 95%

Сумма в столбцах может отклоняться от 100% на ± 2 изза ошибки округления, что допускается.

Августовский замер популярности российских политиков – доверия к ним и потенциала электоральной поддержки – показал устойчивость тенденции медленного ослабления существующей политической системы. Эрозия нынешнего режима непосредственно связана с особенностями его структуры. Разрыв между численностью готовых голосовать за того, кто уже находится на вершине государственной пирамиды, и всеми остальными кандидатами составляет 10 и более раз. Общественное мнение трезво оценивает авторитарный характер сложившейся за 20 лет правления Путина государственной системы и полностью отдает себе отчет о том, что серьезных претендентов на пост президента нет и быть не может. Общее число тех, кто вне политики – либо не знает, за кого можно было бы голосовать, либо в принципе не хочет голосовать в такой безвыборной ситуации, кто дезориентирован и т.п., превышает величину электоральной базы самого Путина (47 и 40%, соответственно, таблица 1).  Любое партийное или самовыдвижение этой игре выглядит заведомо нереалистичным. Все прежние участники подобных выборов (Жириновский, Зюганов, Грудинин, Явлинский), как и другие фигуры политического поля получают минимальные проценты: Жириновский – 4%, остальные около 1% голосов. А.Навальный, не допускаемый даже до регистрации на выборах любого уровня, в этом плане получает 2%. Иными словами, в России политика как публичная деятельность отсутствует и невозможна в принципе.

Такое понятие политического означает, что реальная власть, то есть повседневное рутинное осуществление массового управления, принадлежит анонимной и неназываемой силе – безликой административной машине, бюрократии. Президент в данном случае – символическое обозначение фокуса господства. На него проецируются массовые ожидания и иллюзии, поскольку он в этой картине выступает как сосредоточие самых широких полномочий, как возможность полноты власти, но далеко не всегда и не во всем – как фактическая реализация ожидаемой власти. Такой нагруженный надеждами образ власти или чрезмерные ожидания по отношению к обладателю власти указывает на отсутствие институциональных средств представления социальных интересов населения и механизмов их проведения по общепризнанным и правовым нормам и правилам. Фиктивная  многопартийность (политические партии находятся на последнем месте в списке доверия социальным институтам, им доверяют лишь 22% опрошенных, отказывают в доверии – 64%) и мнимый парламентаризм (Госдуме и СФ доверяют, соответственно, 29  и 30% респондентов, не доверяют – 66% и 57%) не допускают появления в публичном пространстве активных и самодостаточных деятелей, обладающих признаками харизматичности, способных выдвигать новые идеи, ценностные ориентиры  и политические цели общественного развития. Последствиями негативной селекцией кандидатов на властные позиции оказывается общественно-политическая апатия и широко распространенное недоверие к политике, компенсируемые имитацией общественных инициатив, многообразием различных телевизионных шоу и «как бы дискуссий», призванных демонстрировать уважение к тем или иным шагам и акциям руководства.  Авторитет несменяемого президента (или, по выражению Ю.А.Левады «наведенная харизма»» национального лидера) в этих условиях может обеспечиваться только средствами пропаганды, он защищен цензурой, охранительной практикой полиции и суда. Его основа – сознание безальтернативности и патерналистские надежды населения на порядок и справедливость в стране,  рост потребления. Сама устойчивость этих представлений указывает на то, что такое понимание политики является частью российской политической культуры, или другими словами, привычным оппортунизмом граждан, не участвующих в политике, не видящих тех, кто мог бы представлять их взгляды и интересы. Поэтому уровень лояльности граждан к президенту  почти не меняется  в последние годы (таблица 1 и 2). Исключение составляет  собственно  выборная кампания 2018 года, когда процент мобилизованных за Путина поднялся до 70% опрошенных, а показатель доверия остался без изменения. В среднем за эти годы показатель доверия (за приводимые ниже 8 замеров)  равен 46%, а готовности голосовать за Путина – 59%.

Таблица 1

ЕСЛИ БЫ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ СОСТОЯЛИСЬ В БЛИЖАЙШЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ, ПРИНЯЛИ БЫ ВЫ В НИХ УЧАСТИЕ, И ЕСЛИ ДА – ЗА КОГО ИЗ НЫНЕШНИХ ПОЛИТИКОВ ВЫ БЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ? (респонденты сами называли политика, за которого они хотели бы проголосовать и могли назвать только одну фамилию; в процентах от всех опрошенных; ранжировано по убыванию по августу 2020 г.)

Ранг* апр.
14
янв.
16
апр.
17
янв.
18
мар.
19
июл.
19
дек.
19
авг.
20
1 Владимир Путин 49 53 48 57 41 40 38 40
2 Владимир Жириновский 4 3 3 4 5 3 4 4
3 Алексей Навальный <1 1 1 <1 1 1 2 2
4-5. Геннадий Зюганов 4 4 3 1 2 1 2 1
4-5. Михаил Мишустин 1
6 Павел Грудинин 5 4 3 3 1
7-8. Сергей Фургал 1
7-8. Сергей Шойгу 1 2 1 <1 1 1 1 1
9. Николай Платошкин 1
Другой (в случае, если каждый политик набрал менее 0,5% голосов, и тех, кто отвечал «против всех»**) 3 2 2 2 3 2 2 2
Не знаю, за кого стал(а) бы голосовать 21 17 19 12 19 23 20 19
Не стал(а) бы голосовать 10 11 13 12 19 19 22 22
Не знаю, стал(а) бы голосовать или нет 8 9 10 7 7 8 6 6

* Место политика в итоговой таблице, если учитывать ответы с десятыми. Сдвоенное место означает, что политики набрали идентичное количество «голосов» потенциальных избирателей.
** Доля таких ответов составила 0,6% от выборки в целом.

Таблица 2

ЕСЛИ БЫ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ СОСТОЯЛИСЬ В БЛИЖАЙШЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ, ПРИНЯЛИ БЫ ВЫ В НИХ УЧАСТИЕ, И ЕСЛИ ДА – ЗА КОГО ИЗ НЫНЕШНИХ ПОЛИТИКОВ ВЫ БЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ? (респонденты сами называли политика, за которого они хотели бы проголосовать и могли назвать только одну фамилию; в процентах от тех опрошенных, кто был готов проголосовать на момент опроса; ранжировано по убыванию по августу 2020 г.)

Ранг апр.
14
янв.
16
апр.
17
янв.
18
мар.
19
июл.
19
дек.
19
авг.
20
1 Владимир Путин 60 66 62 70 55 54 53 56
2 Владимир Жириновский 5 3 4 5 6 4 6 5
3 Алексей Навальный <1 1 1 <1 1 1 2 2
4-5. Геннадий Зюганов 5 5 3 1 2 1 3 2
4-5. Михаил Мишустин 2
6 Павел Грудинин 6 5 4 4 2
7-8. Сергей Фургал 1
7-8. Сергей Шойгу 1 2 1 <1 1 1 1 1
9. Николай Платошкин 1
Другой 3 2 3 2 4 2 3 3
Не знаю, за кого стал(а) бы голосовать 26 21 25 15 25 31 27 27

Особый интерес с социологической точки зрения вызывает массив опрошенных, который показывает, кто составляет основу путинского электората. Подчеркну: именно основу, а не тех, кто может или будет мобилизован с использованием административного ресурса в ситуации действительной избирательной кампании по «выборам президента РФ». Поэтому мы обращаемся к данным именно открытого вопроса («за кого вы бы проголосовали»), когда респонденты сами, без предложенных вариантов,  называют тех, кому предпочли бы отдать свой голос.

Таблица 3

ЕСЛИ БЫ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ СОСТОЯЛИСЬ В БЛИЖАЙШЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ, ПРИНЯЛИ БЫ ВЫ В НИХ УЧАСТИЕ, И ЕСЛИ ДА – ЗА КОГО ИЗ НЫНЕШНИХ ПОЛИТИКОВ ВЫ БЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ? (данные августа 2020 г.)

А) в % от всех опрошенных в социально-демографической группе, кто проголосовал бы за В. Путина
Б) в % от числа опрошенных, готовых участвовать в подобном голосовании

«За Владимира Путина…»

А Б
В целом по выборке 40 56
Мужчины 36 50
Женщины 44 60
Возраст
18-24 года 23 36
25-39 31 49
40-54 39 53
55 лет и старше 52 64
Образование
Высшее 37 49
Среднее специальное 42 59
Среднее общее 39 54
Ниже среднего 44 64
Место жительства
Москва 44 56
Большой город 37 53
Средний город 42 58
Малый город 39 53
Село 41 58
Потребительский статус
Денег едва хватает на еду 37 53
Денег хватает на еду и одежду 38 53
Могут приобретать ТДП 45 61
Социальный статус, занятость
Предприниматель 36 52
Руководитель 35 48
Специалист 32 45
Служащий 37 52
Рабочий 35 52
Учащийся 32 49
Пенсионер 58 69
Домохозяйка 34 54
Не работающий 34 53
Самые надежные источники информации
ТВ, радио 57-59 71
Интернет-сайты, социальные сети 28-29 39-43
Телеграмм-каналы 16 24

Этот массив в целом довольно аморфный (что указывает на аккламационный характер самой процедуры «выборов», то есть невыраженность, не представленность специфических социальных интересов отдельных групп). Но в нем все же можно подчеркнуть некоторые категории опрошенных, выделяющихся акцентированным характером «поддержки» Путина: это –  преимущественно женщины, пожилые люди, пенсионеры, респонденты  с невысоким уровнем образования,  жители провинциальных городов и сел, с одной стороны, а с другой – самые обеспеченные группы, москвичи (то есть, как можно предполагать,  люди или члены  их семей, приближенные к  административным ресурсам или включенные в структуры власти и управления). Их представления о правильном политическом поведении  зависят  от  деятельности федеральных СМИ в гораздо большей степени, чем у всех других групп населения. Они потенциально легче мобилизуются во время выборов, чем другие категории граждан: так, соотношение доверяющих Путину и готовых за него голосовать у лояльных к нему молодых россиян составляет 0.64, у пенсионеров – 0.84 и т.п. 

Некоторой неожиданностью для нас стал методический эффект: возвращение к  технике личного интервью по месту жительства после телефонных опросов, которые мы вынуждены были использовать в условиях карантина с  апреля по июль в  этом  году,  дало очевидное повышение доверия к В.Путину – с 23 до 33%. Хотя этот показатель все равно ниже, чем его докарантинные  значения (в январе 2020 года – 35%), но он выше, чем все аналогичные показатели телефонных опросов в этот период. Неожиданными эти значения воспринимаются  потому, что, как показывает опыт и сравнения телефонных и личных интервью, телефонные опросы всегда давали более лояльные по отношению к власти ответы. В данном случае  все наоборот.  Можно выдвинуть два различных объяснения этому смещению:  первое – оценки главы государства падали в ситуации растущей тревожности из-за принудительной изоляции и снижения доходов, общего роста недовольства и раздражения, тогда как отмена или смягчение  карантинных ограничений дало толчок к возвращению прежних  значений. Второе – влияние белорусских событий, точнее, усиление государственной пропаганды, нацеленной на дискредитацию протестующих, нагнетание угрозы «нового майдана», отторжения Белоруссии от России, дестабилизация положения на западных границах России и т.п.  Проверить или подтвердить  то или иное предположение можно лишь  данными последующих замеров.

Таблица 4

НАЗОВИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, 5-6 ПОЛИТИКОВ, ОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ, КОТОРЫМ ВЫ БОЛЕЕ ВСЕГО ДОВЕРЯЕТЕ? ткрытый вопрос, респонденты сами называли политиков, которым они доверяют; приводятся 14 фамилий российских политиков и общественных деятелей, чаще всего упомянутых респондентами, каждая из них набрала в августе 2020 г. ≥ 1% голосов от общего числа опрошенных; ранжированы по убыванию по результатам августа 2020 г.) ***

ноя.
17
июн.
18
сен.
18
мар.
19
июн.
19
сен.
19
янв.
20
апр.
20
май.
20
июн.
20
июл.
20
авг.
20
Владимир Путин 59 48 39 41 40 39 35 28 25 26 23 33
Михаил Мишустин 3 13 11 14 10 13
Владимир Жириновский 14 14 15 16 15 14 14 11 10 9 10 12
Сергей Шойгу 23 18 15 16 17 13 19 13 14 12 10 9
Сергей Лавров 19 14 10 14 13 14 17 11 9 8 6 8
Геннадий Зюганов 10 7 8 8 9 6 7 6 4 5 4 4
Алексей Навальный 2 2 3 3 3 3 3 4 4 3 2 4
Дмитрий Медведев 11 9 10 13 11 9 5 3 2 3 2 3
Павел Грудинин 7 4 5 3 3 2 2 3 3 3 2
Сергей Собянин 3 3 4 4 3 2 2 4 4 3 1 2
Сергей Фургал <1 1 1 <1 <1 <1 1 1 3 1
Сергей Миронов 4 2 2 2 3 2 3 1 1 2 1 1
Дмитрий Песков 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1
Николай Платошкин <1 1 1 1 1 2 1 1
Никому не доверяю / всем не доверяю 14 21 18 17 18 24 22 12 16 16 17 21
Не интересуюсь политикой / политиками 1 1 1 1 1 1 <1 <1 <1 1 <1 1
Затрудняюсь ответить / не знаю / нет ответа 11 12 18 16 18 14 17 33 33 32 33 16
Метод проведения F2F CATI F2F

*** Опросы проводились методом личного интервью (F2F) в июне 2017-январе 2020 г, а также в августе 2020 г. В апреле-июле 2020 г. проводились телефонные опросы (CATI).

Социально-демографические характеристики респондентов, заявивших о своем доверии к В.Путину, к М.Мишустину и В.Жириновскому (=политикам, доверие к которым в августе 2020 года высказали не менее 10% респондентов, в % от всех опрошенных)

В.Путин М. Мишустин В.Жириновский
В целом по выборке 33 13 12
Мужчины 29 10 15
Женщины 37 16 9
Возраст
18-24 года 19 4 14
25-39 28 8 9
40-54 34 13 13
55 лет и старше 40 19 12
Образование
Высшее 32 12 12
Среднее специальное 35 13 13
Среднее общее 35 12 9
Ниже среднего 28 16 10
Место жительства
Москва 41 14 16
Большой город 33 14 11
Средний город 37 13 13
Малый город 30 13 10
Село 30 12 12
Потребительский статус
Денег едва хватает на еду 29 16 10
Денег хватает на еду и одежду 33 11 12
Могут приобретать ТДП 37 14 12
Социальный статус, занятость
Предприниматель 26 12 6
Руководитель 28 4 21
Специалист 31 10 12
Служащий 36 14 13
рабочий 32 8 11
Учащийся 30 0 10
Пенсионер 41 22 13
Домохозяйка 27 11 8
Не работающий 25 15 8
Самые надежные источники информации
ТВ, радио 45-47 17-19 13-14
Интернет-сайты, социальные сети 26-28 14 13-14
Телеграмм-каналы 18 10 10

Отношение «доверия» к Мишустину в ослабленном виде повторяет характер установок к Путину, но доверие к Жириновскому отличается от них: социальный профиль его избирателей сдвинут в сторону молодых мужчин и бюрократии средней руки.

 Лев Гудков

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.