Аналитика

Как россияне стали относиться к Навальному после отравления

Социологические опросы свидетельствуют, что на публичную известность Алексея Навального отравление практически не повлияло, однако акценты в его имидже сменились: из «обличителя коррупции» он постепенно становится «альтернативой действующей власти». О том, как россияне воспринимают политика, рассказывает заместитель директор «Левада-Центра» Денис Волков

А что же российское общественное мнение: как россияне понимают происшедшее, кого считают ответственным, на чьей стороне их симпатии в этой истории? Наконец, как воспринимается в обществе фигура самого Навального?

Резонанс

Начнем с того, что событие, которое рискует обернуться для России крупным международным скандалом и поставить крест на строительстве многомиллиардного «Северного потока — 2», внутри страны получило лишь ограниченный резонанс. В августе оно отступило на второй и даже третий план на фоне протестов в Беларуси, захвативших все внимание россиян, а также тревожных новостей о коронавирусе. В сентябре внимательно следили за развитием событий вокруг Навального около 18% респондентов — не мало, но и не много; большинство что-то слышали, но особенно не вникали в суть происходящего.

При этом интернет-аудитория (особенно постоянные читатели телеграм-каналов) проявили к отравлению интерес в несколько раз больший, нежели телезрители. Эта история в очередной раз продемонстрировала, что российское телевидение и интернет не просто расходятся в интерпретации, но представляют две различные картины происходящего. И чем дальше, тем больше эти две картинки расходятся.

Такое раздвоение новостного потока во многом определяет отношение ко всему, что касается Алексея Навального. Интернет-пользователи относятся к политику с большей симпатией, среди них заметно больше тех, кто верит в версию его намеренного отравления.

И это не удивительно. В России, где доступ на телеканалы закрыт для тех, кто попал в так называемые «черные списки», независимые политики могут обращаться к своим потенциальным сторонникам напрямую только по интернету. И Алексей Навальный был первым политиком, кто успешно воспользовался этой возможностью. Особую роль в его становлении как фигуры федерального масштаба сыграл взрывной рост аудитории YouTube, наблюдавшийся в нашей стране в последние 2-3 года. Появление видео блогов впервые создало среду, которая смогла реально конкурировать с телевидением — когда телевизионной картинке противостоит не текст, а другая картинка.

Однако телевидение не спешит сдавать свои позиции. Интернет аудитория в России по-прежнему преимущественно молодая — именно к этим людям и может обращаться Алексей Навальный. Соответственно, именно в младших возрастных группах сосредоточена основная масса его сторонников. Старшее поколение, напротив, осваивает интернет очень медленно и с подозрением относится к интернет-персонажам, особенно в тех случаях, когда о них плохо отзываются по старому доброму телевидению.

Понимание событий

Среди тех 77% россиян (здесь и далее данные «Левада-Центра» на конец сентября), кто слышал об отравлении Навального, только треть готова поверить в версию о его намеренном отравлении. Прежде всего это те же молодые пользователи интернета, а также люди, недовольные российской властью и, шире, тем направлением, в которым развивается наша страна. В этих группах сторонники версии отравления составляют до половины респондентов, и большинство из них считают ответственным за случившиеся российские власти и фигурантов расследований Фонда по борьбе с коррупцией. На фокус-группах эти люди объясняют свою позицию так: «Ищи, кому выгодно». Для них дополнительным подтверждением вины стало нежелание российских властей отпускать Навального на лечение за границу.