Пресс-выпуски

Россияне о репрессивных законах

В октябре 2013 г. Аналитический центр Юрия Левады провел социологический опрос общественного мнения, касающийся ряда репрессивных законов, принятых в 2012 -2013 гг. Опрос проводился с 25-28 октября по общероссийской выборке (было опрошено 811 человек старше 18 лет, допустимая статистическая ошибка составляет 4.1%).

Принятие этих законов Государственной Думой РФ с последующим, практически автоматическим утверждением Советом Федерации и подписанием Президентом стало предметом очень жесткой дискуссии в СМИ и в интернете, между активными, самостоятельно думающими членами общества, с одной стороны, и его консервативной, охранительной частью, — с другой. Эти законы в той или иной мере нарушают конституционные гарантии и права граждан российской федерации, в частности гарантированные Конституцией принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от пола и отношения к религии (Ст. 19), право не исповедовать никакой религии и свободно распространять свои убеждения и действовать в соответствии с ними (Ст. 28), права на свободу информации, объединений, собраний, митингов и демонстраций (Ст.29-31) Закон об НКО – иностранных агентах очевидным образом нарушает Статью 13 Конституции, в соответствии с которой общественные объединения равны перед законом. Несмотря на это, законы эти приняты и подписаны президентом с очевидной целью противостоять волне протестов 2011-2012 гг. (закон о митингах), ущемить и ослабить независимые общественные организации и объединения (закон об НКО), и опереться при этом на наиболее консервативные, фундаменталистские силы в обществе (закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних и закон об оскорблении религиозных чувств и убеждений граждан)

Данные, полученные в результате опроса Левада-центра, позволяют оценить различные аспекты реакции общественного мнения на эти законы и дискуссию вокруг них.

Таблица 1.

Знаете ли Вы о принятии следующих законов?

 

От числа опрошенных

От числа ответивших

Закон о запрете на пропаганду нетрадиционных отношений

59

72

Закон об ограничениях в интернете – «антипиратское» законодательство

49

59

Закон о защите чувств верующих

43

51

Закон о повышенных штрафах за нарушения на митингах

40

49

Закон об НКО – иностранных агентах

25

30

Нет ответа

17

Ответы ранжированы, сумма ответов больше 100%, респонденты могли указывать несколько вариантов ответа.

Как видно из таблицы 1, уровень информированности населения об этих законах не очень высок. Не удивительно, что наибольшая доля опрошенных (59%) знает о принятии закона о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Обсуждение и принятие этого, по сути гомофобского закона носило наиболее скандальный характер, зачастую намеренно смешивая гомосексуализм с педофилией. О принятии остальных законов знают меньше половины опрошенных, а о законе об НКО – лишь четверть. 17% респондентов не знали о принятии ни одного из перечисленных законов.

 О законе, запрещающем пропаганду нетрадиционных социальных отношений, в равной мере информированы все социально-демографические группы населения. Об ограничениях в законодательстве об интернете относительно больше информированы молодые люди от 18 до 39 лет, респонденты с высшим образованием и специалисты. Люди с высшим образованием и специалисты относительно больше знают о законах о митингах и НКО. Несколько больше информированы о законе, защищающем чувства верующих, люди с высшим образованием, служащие, пенсионеры жители Москвы и крупных городов. В целом, социально-демографические отличия очень незначительны, и можно считать, что уровень информированности об этих законах достаточно равномерно распространяется на все общество.

 По-иному обстоит дело с уровнем одобрения этих законов.

Таблица 2.

Одобряете ли Вы принятие…

 

Определенно за

Скорее за

Скорее против

Определенно против

Затрудняюсь ответить

Закона о запрете на пропаганду нетрадиционных отношений

42

25

5

2

26

Закон об ограничениях в интернете – «антипиратское» законодательство

19

25

12

6

38

Закон о защите чувств верующих

27

28

5

4

35

Закон о повышенных штрафах за нарушения на митингах

12

21

14

10

44

Закон об НКО – иностранных агентах

14

21

6

2

57

В % к числу опрошенных. Сумма ответов по строке 100% (+/- 1%, что связано с округлением). Вопрос задавался всем респондентам, независимо от ответа на вопрос таблицы 1.

 

Данные таблицы 2 свидетельствуют, в первую очередь, об очень большой доле затруднившихся с ответом на вопрос о том, одобряют ли они перечисленные законы. Эта доля является наибольшей (57%) в случае закона об НКО. В отношении остальных законов она также находится на достаточно высоком уровне: четверть респондентов уклонились от ответа на вопрос о том, одобряют ли они закон о запрете на пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, от трети до почти половины затрудняются с ответом на вопрос об отношении к другим законам. Столь массовое нежелание выразить свое отношение к репрессивным законам свидетельствует, как представляется, о равнодушии значительной части населения к этим проблемам. Это равнодушие смешано, по-видимому, и с определенной долей страха.

Вместе с тем, доля одобряющих эти законы также является достаточно высокой. Здесь очевидна разница в уровне поддержки законов традиционалистской направленности (67% опрошенных полностью или скорее одобряют закон о запрете на пропаганду нетрадиционных отношений, 55% — закон о защите чувств верующих) и остальных законов, в поддержку которых выступают менее половины опрошенных. Наименьшей поддержкой пользуются законы о митингах (33%) и об НКО (35%). Очевидна, однако, и крайне низкая доля тех, кто отваживается выразить отрицательное отношение к этим законам: только 7% выступает против закона о запрете пропаганды нетрадиционных отношений, 8% — против закона об НКО, 9% — против закона о защите чувств верующих. Несколько выше несогласие с принятием «антипиратского» закона (18%) и особенно закона о повышении штрафов за нарушения на митингах (24%). В последнем случае соотношение вступающих «за» и «против» составляет 33% к 24% при 44% затруднившихся с ответом.

Закон о запрете на пропаганду нетрадиционных отношений больше других одобряют молодые люди в возрасте от 25 до 39 лет, рабочие, жители средних – от 100 до 500 тыс.- городов; относительно меньшей поддержкой он пользуется среди самых молодых (от 18 до 24 лет) и в особенности в Москве.

Закон об ограничениях в интернете относительно больше поддерживают люди с высшим образованием и специалисты, меньше – самые молодые люди (от 18 до 24 лет) и жители Москвы.

Закон о защите чувств верующих больше поддерживают люди с высшим образованием, специалисты, жители крупных городов (более 500 тыс.) и села, относительно меньшей поддержкой он пользуется среди самых молодых (от 18 до 24 лет) и опять-таки в Москве, где 40% выступают «за», 27% «против» и 34% затруднились с ответом.

Закон о митингах относительно больше одобряют люди с высшим образованием, в средних городах (от 100 до 500 тыс.) и на селе. Принципиально иное отношение к этому закону в Москве: здесь его поддерживают только 21% опрошенных при 48%, выступающих против, и 31% затруднившихся с ответом.

И, наконец, закон об НКО, пользуется относительно большей поддержкой людей с высшим образованием и специалистов, жителей средних городов от (100 до 500 тыс.) относительно меньшей – самых молодых людей (от 18 до 24 лет) и, как это ни странно, пенсионеров. В Москве, как и в случае с законом о митингах, соотношение поддерживающих закон об НКО и выступающих против него обратное: 13% -«за», 25% -«против» при 61% (!) затруднившихся с ответом.

Социально-демографическое распределение ответов свидетельствует об отсутствии сколько-нибудь выраженной социальной дифференциации: законы в равной мере поддерживают и на социальной периферии, и в наиболее динамичных центрах. Респонденты с высшим образованием, специалисты, вопреки ожиданиям, оказываются большими сторонниками этих законов, чем менее образованные люди и пенсионеры. Можно выделить, как представляется, лишь две тенденции: во-первых, самые молодые люди оказываются меньшими сторонниками репрессивных законов, хотя среди них, как правило, высока доля затруднившихся с ответом; и, во-вторых, ситуация в Москве, где соотношение ответов «за» и «против» часто обратное общероссийскому. Очевидно, что в Москве, которая стала ареной большинства событий, спровоцировавших ужесточение законодательства (от митингов и шествий до выступления «Пусси Райот»), отношение к этим законам более негативное. Это отношение, впрочем, не следует преувеличивать в связи с очень небольшой выборкой в Москве.

Результаты опроса свидетельствуют о том, что уровень поддержки репрессивного законодательства последнего времени довольно высок как среди тех, кто знает о принятии того или иного закона, так и среди тех, кто об этом не знает.

Таблица 3.

Одобряете ли Вы принятие…

 

Число

ответ-х «да» на вопрос таблицы 1

Определенно за

Скорее за

Скорее против

Определенно против

Затруд.

ответ.

Закона о запрете на пропаганду нетрадиционных отношений

481

58

28

6

2

6

Закон об ограничениях в интернете – «антипиратское» законодательство

396

28

33

18

9

13

Закон о защите чувств верующих

346

48

33

6

5

8

Закон о повышенных штрафах за нарушения на митингах

327

21

26

23

15

15

Закон об НКО – иностранных агентах

203

27

38

11

5

19

В % от числа ответивших утвердительно на вопрос «Знаете ли вы о принятии следующих законов?» Сумма ответов по строке 100% (+/- 1%, что связано с округлением)

 

Таблица 4.

Одобряете ли Вы принятие…

 

Число

ответ-х «нет» на вопрос таблицы 1

Определенно за

Скорее за

Скорее против

Определенно против

Затруд. ответ.

Закона о запрете на пропаганду нетрадиционных отношений

330

20

20

3

2

56

Закон об ограничениях в интернете – «антипиратское» законодательство

415

11

17

6

4

62

Закон о защите чувств верующих

465

12

25

5

3

56

Закон о повышенных штрафах за нарушения на митингах

484

6

17

8

6

63

Закон об НКО – иностранных агентах

608

9

16

5

1

70

В % от числа ответивших отрицательно на вопрос «Знаете ли вы о принятии следующих законов?» Сумма ответов по строке 100% (+/- 1%, что связано с округлением)

В распределение ответов в таблицах 3 и 4 по сравнению с таблицей 2 можно выявить тенденцию очевидного смещения данных в сторону относительно большего одобрения репрессивных законов в случае тех, кто об этих законах знает; и роста доли затруднившихся с ответом, в случае тех, кто не знает. Наибольшую поддержку (сумма ответов «определенно за» и скорее за») в обоих случаях получают законы о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и о защите чувств верующих, при крайне низкой доле тех, кто ответил «скорее против» и «определенно против».

В целом же результаты опроса свидетельствуют о преобладании в обществе конформизма и безразличия в отношении недавно принятых репрессивных законов. Значительная часть населения или не знает о них, или затрудняется с ответом, предполагая, по-видимому, что к ним лично ужесточение законодательства не имеет отношения. В случае остальных, по-видимому, вступает в силу эффект государственной телевизионной пропаганды, что подтверждается сравнением данных таблиц 2 и 3: чем больше люди знают о том или ином законе, тем больше, по общему правилу, они склонны поддерживать его принятие.. Особенно очевидно это в случае наиболее скандальных и «распропагандированных» телевидением законов – о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и о защите чувств верующих. Эти законы, напрямую апеллирующие к самым темным, ксенофобским и традиционалистским чувствам и предрассудкам людей, пользуются наибольшей поддержкой как среди тех, кто знает об их принятии, так и среди всего общества. Это является одним из свидетельств того, что власти удалось объединить вокруг себя консервативное большинство народа, хотя в данном случае поддержка власти носит пассивный и диффузный характер.

Решающее влияние СМИ и в особенности телевидения подтверждается и распределением мнений россиян об общем смысле и истинных инициаторах принятия этих законов.

Таблица 4.

Как Вы считаете, в чем общий смысл принятия этих законов?

Стабилизация общественно-политической ситуации

27

Пресечение и профилактика нарушений общественного порядка

18

Ограничение деятельности оппозиции и запугивание оппозиционно настроенных граждан

13

Отвлечение населения от реальных общественных и политических проблем

11

Защита традиционных, консервативных ценностей

11

Затрудняюсь ответить

19

В % к числу опрошенных. Респонденты могли выбрать только один ответ.

Как видно, больше половины опрошенных (56%) выбирают «охранительное» объяснение принятия репрессивных законов: стабилизация общественно-политической ситуации, пресечение и профилактика нарушений общественного порядка, защита традиционных, консервативных ценностей. Четверть (24%) опрошенных считают, что законы направлены на ограничение деятельности и запугивание оппозиции, и на отвлечение населения от реальных проблем. Пятая часть (19%) затруднилась с ответом. Представляется, что это распределение более или менее точно отражает соотношение сторонников и противников действующей власти в обществе, которое выявляется и по другим опросам Левада-центра. По данным настоящего опроса, однако, невозможно выделить сколько-нибудь четких социально-демографических тенденций: молодые, образованные, жители крупных городов в равной мере поддерживают и «охранительное, и «оппозиционное» объяснения принятия этих законов. Исключением выступает опять-таки Москва, где сторонников «охранительного» объяснения относительно меньше и относительно больше сторонников «оппозиционного» объяснения. Интересно, что пенсионеры существенно меньше других соглашаются с тем, что законы направлены на пресечение и профилактику нарушений общественного порядка, и больше других соглашаются с тем, что их целью является отвлечение населения от реальных проблем.

Таблица 5.

Кто, на Ваш взгляд, является истинным инициатором этих законов?

Депутаты Госдумы

43

Администрация президента

32

Правоохранительные органы (МВД, ФСБ, Следственный комитет)

14

Надзорные ведомства (Прокуратура, Минюст)

7

Российская православная церковь

7

Затрудняюсь ответить

21

В % от опрошенных. Ответы ранжированы, сумма ответов больше 100%, респонденты могли указывать несколько вариантов ответа.

Депутаты Госдумы выступают в общественном мнении главными инициаторами принятия репрессивных законов. Этого мнения придерживаются относительно больше других респонденты с высшим образованием и с образованием ниже среднего, специалисты, люди, которым денег хватает только на питание, жители крупных и средних городов. Служащие, жители малых городов, люди старше 55 лет относительно меньше соглашаются с этим мнением. В Москве 44% опрошенных полагают, что инициатива исходит от администрации президента и только 29% — от депутатов Государственной Думы. В целом же по России с помощью СМИ создается и поддерживается полезная для власти иллюзия того, что инициативы по ограничению гражданских прав рождаются в обществе, поддерживаются его большинством и превращаются в законы с помощью представителей этого общества – депутатов Государственной Думы. В то время как на деле все происходит ровно наоборот: инициативы и намеки, исходящие от исполнительной власти, подхватываются в Государственной Думе и, с помощью телевидения, превращаются в общественные кампании.

Поставленный в более открытой форме вопрос об инициаторах репрессивных мер, применяемых правоохранительным органами к оппозиции и гражданским активистам, дает несколько иные результаты. Практически равные доли респондентов возлагают ответственность как на Госдуму, так и на администрацию президента. Существенно возрастает при такой постановке и доля тех, кто возлагает ответственность на правоохранительные органы. В Москве 57% полагают, что инициатива жестких мер исходит от администрации президента, 19% — от депутатов Госдумы и 13% — от самих правоохранительных органов.

Таблица 6.

Кто, на Ваш взгляд, является инициатором жестких мер, применяемых правоохранительными органами к оппозиции, гражданским активистам.

Депутаты Госдумы

29

Администрация президента

28

Сами правоохранительные органы

22

Местные власти

7

Внутриэлитные группировки

5

Затрудняюсь ответить

23

В % от опрошенных. Ответы ранжированы, сумма ответов больше 100%, респонденты могли указывать несколько вариантов ответа.

Татьяна Ворожейкина, социолог Левада-центра

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!