Публикации в прессе

Сталинизация России: Кратковременная болезнь или злокачественное перерождение?

Самая авторитетная в Российской Федерации социологическая служба — Левада-центр 20—23 марта 2015 года провела репрезентативный социологический опрос граждан этого государства относительно их отношения к фигуре И. В. Сталина, оценки его тяжелых преступлений (или, по мнению определенной — достаточно большой части тамошнего общества, весомых заслуг) и его политического наследия в целом.

Результаты этого опроса сейчас — перед читателями «Дня». Возможно, кого-то они удивят, кого-то даже шокируют, кто-то не найдет в них совершенно ничего неожиданного, а кто-то безразлично будет пожимать плечами (мол, это — дело россиян, и Украины не касается). Последняя реакция — близорукая и ошибочная. Касается, и напрямую. Можем однозначно утверждать: как раз и именно из-за того, что 39% (!) граждан РФ оценивает деятельность Сталина положительно, а еще треть относится к фигуре тирана безразлично (чрезвычайно тревожная цифра: вот на таких людей делает ставку Кремль) — именно из-за этого сегодняшние жители Федерации или откровенно одобряют агрессию своего государства против Украины, или «ничего не знают» об этом, или испуганно молчат. Все это — последствия уже не «ползучей», как в 2000—2004 годах, а откровенной и полностью продуманной сталинизации России, системно осуществляемой Путиным.

Привлекают внимание несколько аспектов проведенного Левада-Центром опроса. Во-первых, это не то, что тревожная, а просто угрожающая динамика изменения настроений россиян относительно сталинизма и Сталина за последние 10 лет (на фоне значительной части безразличных, что показательно). Во-вторых, явная зависимость позиции респондентов от уровня образования, местожительства и места в социуме (среди малоимущих поддержка диктатора является на порядок более высокой). И, наконец, в-третьих. Конечно, подавляющая часть опрошенных не помнит эпоху Сталина, не знает ее из личного опыта (в силу понятных причин). Следовательно, решающую роль играют или семейный опыт (воспоминания родных) — или «средства массового поражения» электронных и печатных СМИ современной России, продуцирующие ядовитые мифы.

Следовательно, сталинизация России — это кратковременная болезнь или злокачественное перерождение? Что ожидает массовое сознание россиян? Об этом мы спросили экспертов «Дня».

«РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО НАСТРАИВАЕТСЯ НА АГРЕССИВНУЮ ПОЛИТИКУ»

Евгений ГОЛОВАХА, заведующий отделом истории, теории и методологии социологии, заместитель директора Института социологии НАН Украины:

— Результаты этого опроса можно объяснить общественной атмосферой. В России создается мобилизационное общество, противостоящее абстрактному врагу. Им есть Запад и Украина.

Если создается авторитарная власть и мобилизационное общество, то кумирами становятся жесткие, авторитарные люди. Сталин стал для россиян сейчас символической фигурой. Когда он создавал свою тоталитарную систему, то выбрал кумиром Ленина. Это все естественно, но это — плохой признак, свидетельствующий о том, что общество настраивается на агрессивную политику.

Российское массовое сознание уже сплочено вокруг авторитарного лидера. Со своей женой Наталией Паниной я еще в начале 1990-х гг. писал, что в России будет ориентация на жесткий авторитарный режим. Под разными идеологическими флагами там все так и выходит. Сейчас же не только идет речь о Сталине. Николай І, Александр ІІІ — жесткие правители-кумиры, создававшие имперскую идеологию, стали популярными, поскольку имперская стратегия в России стала доминирующей.

Продолжительность этого будет зависеть от того, какой будет власть и как она будет направлять пропаганду. Если она будет усиливать мобилизационный компонент, то будет усиливаться и сталинизация. Если власть изменится, и пропаганда не будет говорить о врагах, которые окружают Россию, то спрос на такие фигуры как Сталин будет меньшим.

«САМЫЙ СЕРЬЕЗНЫЙ СКАЧОК СИМПАТИЙ К АВТОРИТАРИЗМУ ПРОИЗОШЕЛ ВЕСНОЙ ПРОШЛОГО ГОДА»

Алексей ГРАЖДАНКИН, заместитель директора Левада-Центра:

— Население страны болезненно относится к тем жертвам, которые были в сталинскую эпоху. Когда мы смотрим на все данные на счет отношения к Сталину и тому, что происходило в стране в сталинские времена, мы находим точку перелома в российском общественном мнении. Она связана с событиями годичной давности в Киеве и конфликтом, который развернулся после Майдана — между Украиной и Россией.

Обеспокоенность теми массовыми беспорядками, угроза понимания того, что социальные конфликты в стране, протесты против власти могут обернуться лишениями, которые переживает Украина, заставляет людей вернуться к идее «твердой руки». Уверенность в том, что власть не должна применять насилие ради достижения каких-то целей покачнулась.

Симпатии к Сталину растут не в силу разжигания их властью, а «оформлены» самой пропагандой. Начиная с 2000-х годов, когда мы начали замерять отношение к Сталину, оно серьезно улучшилось. Самый серьезный скачок произошел весной прошлого года. С одной стороны, это — результат положительного отношения к той модели, которую демонстрирует нынешнее руководство России, Владимир Путин. В отличие от 1990-х гг., о чем мы говорили выше, 2000-е годы связаны с самоподъемом материального благополучия в России. В первой половине «нулевых» была решена проблема нищеты. Количество людей, которые жили за чертой бедности сократилось в разы. Если тогда эта цифра была 40%, то сейчас лишь 5% считает, что они перебиваются с хлеба на воду.

«ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ГОВОРЯТ ПОЗИТИВНО О СТАЛИНЕ, НЕ ДУМАЮТ О МАССОВЫХ РЕПРЕССИЯХ»

Роман ДОБРОХОТОВ, председатель общественного движения «Мы»:

— Личность Сталина однозначна. По своей роли в истории она сопоставима с личностью Гитлера. Но я не стал бы предавать какое-то серьезное значение каким-либо соцопросам в несвободной стране-социология в авторитарных странах искажается.

По этому опросу можно сказать, что респонденты считают, что Сталин сейчас является очень популярной фигурой и с этим лучше не спорить. Это — тревожный результат, поскольку означает, что концепция тоталитарного государства, массовых репрессий, не вызывает жесткого отторжения у людей. Когда к ним прибегают, то никогда не спрашивают у людей — поддерживают ли они их или нет. В этом и смысл массовых репрессий — подавить любое сопротивление. Вопрос о том: сформируется ли в России окончательно тоталитарное государство или не сформируется? Но это никак не зависит от соцопросов.

Люди, которые говорят позитивно о Сталине, не думают о массовых репрессиях. Они думают о том, что Сталин — это «порядок», который победит всех коррупционеров. Даже тот, кто поддерживает массовые репрессии, надеется, что будет тем, кто «стучит» или тем, кто расстреливает. Люди не думают, что могут быть теми, кто сядет. Хотя если массовые репрессии и будут, то они как раз и «сядут».

Если спросить тех же самых людей: хотите ли вы, чтобы ваш сосед, чтобы получить вашу жилплощадь, настучал на вас в КГБ и вас расстреляли бы без суда? Цифры были бы другими…

Отсутствие иммунитета — очень показательно, поскольку оно облегчает задачу для власти по уничтожению оппозиции и независимых СМИ. У россиян отсутствует генетическая память, которая есть у европейцев и постсоветских соседей, которые натерпелись от сталинского режима. Это потому, что в российских учебниках историю ХХ века преподавали исключительно в восторженном ключе и не акцентировалось внимание на ошибках. Сталинским репрессиям посвящалось не больше абзаца.

Между тем, в Германии есть целая государственная программа, которая посвящена осознанию опыта нацистской Германии. В семьях, искусстве — везде эта тема переварена, насколько это возможно. Россия никогда не имела опыта борьбы с тоталитарным режимом: ни тогда, когда она воевала с гитлеровской Германией, ни когда Россия освобождалась от Советского Союза. Как мы видим, сейчас российская пропаганда активно использует фашистскую идеологию — инструменты и даже лозунги.

В 1991 году была победа не столько над тоталитарным режимом, сколько подаренная Горбачевым перестройка и гласность, которую подхватило население. Основная масса людей как была конформистской при совке, так она остается и сейчас. В менталитете россиян ничего не изменилось, в том числе, и в отношении Сталина продолжают действовать мифы, навязанные пропагандой.

Мы помним, что советское тоталитарное сознание очень быстро сменилось на раскрепощенное, как только сменилась политическая система. Мейнстрим может быстро измениться, но более важные ценности — права человека, свобода — меняются медленнее.

Российскому обществу нужна новая информационная среда. В медиа и образовании нужно больше уделять времени историческим ошибкам и проблемам. Акцент должен сместиться с оправдательного характера понимания истории, имперского горделивого восприятия собственной страны на трезвое, прагматичное и ориентированный на ценности подход, в котором человек является в главной ценностью. Если через эту призму будут рассматривать историю, то тогда отношение к таким фигурам как Сталин тоже изменится. Но это не возникнет сразу. Должно появиться новое поколение в новой информационной среде. Оно должно воспитать в себе иммунитет против ксенофобии, идей тоталитаризма — чтобы в обществе, человек который сказал что-то позитивное про Сталина, становился бы изгоем.

Все эти положительные изменения связаны с ростом цен на нефть и доходов государства, которые могли быть на решение социальных проблем. Но в массовом сознании это улучшение связано с деятельностью нынешнего российского лидера — Владимира Путина, который демонстрирует авторитарный, мимикрирующий стиль управления.

Соответственно, фигура Сталина и всех российских правителей начинает восприниматься в этой связи более благоприятным образом.

Оригинал

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!