Аналитика

Почему «война» так притягательна для россиян?

Мы давно собирались посвятить материал теме «Третья мировая война в сознании россиян», но последние события придали ей совершенно новые тона. Притом что заигрывания массового сознания с этой темой становятся все более активными.

Россияне готовы на все, лишь бы не было войны. Это неприятие «большой» войны большинством в общем и целом осталось. Однако боязнь такой войны, как показывают опросы общественного мнения, не так уж велика. Россияне полагают, что той третьей мировой, в которой ядерные сверхдержавы уничтожат друг друга и всех остальных на земном шаре, скорее всего, не будет.

Успокоив себя этой мыслью, публика с легким сердцем использовала тяжелые слова «третья мировая», чтобы обозначить нечто совсем иное.

«Безобидная» мировая

Так стали называть все вооруженные конфликты, в которых участвует с одной стороны Россия, а с другой – Америка. Случаев прямого столкновения этих держав до сих пор не было, и, по мнению россиян, оно не грозит в будущем. Напротив, были, есть и будут разного рода локальные вооруженные столкновения, в которых за спиной каждой из сторон будем стоять мы и американцы.

Именно так рассматривалась россиянами война с Грузией в 2008 году. Именно так преподносят российские СМИ конфликт на Украине. Даже конфликт в Сирии досужие наблюдатели из Москвы пытались подверстать под эту привычную схему. Такая трактовка третьей мировой войны обладает целым рядом достоинств и удобств, в силу которых массовое сознание так охотно ее подхватило.

Первое обстоятельство: во всех этих конфликтах «наша» сторона одерживала победу над ставленниками США. Пусть многие военные эксперты были иного мнения, но массовая публика считала шестидневную войну с Грузией триумфом русского оружия. Недаром рейтинг Путина тогда впервые достиг 88%.

Операцию в Крыму сочли триумфом (в России, а не в мире) почти все, и рейтинг Путина второй раз поднялся на рекордную высоту. Вторым несомненным достоинством такого представления о третьей мировой был ее статус «ненастоящей» войны. На настоящей войне гибнут миллионы, а здесь жертвы почти незаметны.

Характерно, что попытки обратить внимание общественности на потери среди российских военнослужащих не только жестко пресекались официальными инстанциями, но и не получили сколько-нибудь заметного резонанса в обществе. Почему? Да потому, что войну в Донбассе общество желало представлять повтором операции в Крыму, а там потерь не было. «Вежливые люди» сделали свое дело быстро и без шума. Операция в Сирии поначалу также отвечала всем этим требованиям: мы эффектно громили не очень понятного противника с неба и с моря – и снова без жертв, то есть безнаказанно.

Третьим достоинством такой войны, особенно важным для современных россиян, было то, что такая война целиком соответствовала моделям, которые поместил в наше сознание телевизор с его смонтированной картинкой и компьютер с его играми-стрелялками. Как бы ни были ужасны кровь и пожары на экране, они нам повредить не могут. Что бы ни случилось в видеоигре, у нас всегда в запасе еще несколько виртуальных жизней.

Четвертое, наименее очевидное, но наиболее важное достоинство заключалось в том свойстве войны, которое описывает известное присловье: «Война все спишет». Очень многим в современном обществе требуется война, чтобы на символическом уровне выйти из тех тупиков, в которых они оказались. Это могут быть тупики финансовые, политические, личные. Это тупики экзистенциальные.

Как показывают исследования, жители России живут настоящим, не представляя будущего – своего и страны. Мало кто понимает, куда движется Россия, а война ставит цель на будущее – добиться победы. И тупики политические – в стране, где практически отсутствует публичная политика, война, пусть и виртуальная, занимает ее место. А многие из тех, кто еще недавно находился в оппозиции, в новой ситуации почувствовали себя проигравшими, не способными что-то изменить. Война и им дает выход – присоединиться к большинству и вместе с ним радоваться уже случившимся (Крым) и грядущим победам. Таких, по результатам исследований, немало – около 20 млн.

Война способна помочь пережить и личные неприятности, которые на ее фоне кажутся мелкими и незначительными – от несчастливого брака до нелюбимой работы, от невыплаченных долгов до отбившихся от рук детей. Война, пусть такая непохожая на привычные ее формы, – это общее дело, объединяющее, отвлекающее, спасающее, переводящее важное, но недостижимое в позицию неважного, а потому не требующего решения.

Объединенные общим врагом

Все сказанное относится к войне, которая должна идти, как учил Сталин, «малой кровью и на чужой территории». Такой поначалу казалась и операция в Сирии. Но вот не мы врагу, а он нам нанес удар, и в небе над Синаем погибли две сотни наших соотечественников. У кого повернется язык сказать о малой крови?

Следом – почти столько же жертв в Париже. И все понимают, что продолжение будет, и еще более кровавое. Судя по опросам, россияне сознают, что терактов от ИГИЛ следует ждать и в нашей стране. Массовому сознанию еще не хотелось признавать связь между нашими действиями в Сирии и гибелью самолета, а наши спецслужбы уже дали команду эвакуировать россиян из Египта.

Похоже, политическая надстройка начинает менять курс, завершая цикл конфронтации с Западом. Трагедию в Париже наша дипломатия явно хочет использовать в этих целях. Массовому сознанию, столь охотно питавшему себя антиамериканизмом из трех каналов нашего телевидения, предстоит теперь разворачиваться в сторону «единого фронта борьбы с терроризмом». Это будет непросто, ведь поначалу ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ) многим казалось не таким уж страшным, а его явный антиамериканизм приглашал зачислять его скорее в союзники, чем в противники. Поэтому упреки американцев, что на самом деле мы бомбим не ИГИЛ, а врагов Асада, публикой воспринимались с долей удовлетворения: «И правильно делаем». Но вот ИГИЛ объявило и нам войну, снова, как когда-то, у нас с Америкой и другими странами Запада общий враг.

Эта новая дружба, если она возникнет, дастся нам нелегко. Начинающаяся в самом деле как мировая, новая война не может и не будет решать те задачи, которые призвана была решать та третья мировая «войнушка», о которой шла речь выше. Эта война снимет их страхом. Страх будут производить не только теракты, но и меры безопасности, которые не замедлят последовать. Ведь в ту Францию, солидарность с которой выразил президент, ездить уже не рекомендуют.

Оригинал

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!