Пресс-выпуски

ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА

ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА:
Российское общественное мнение о правовой защищенности и возможности отстоять свои права.

Исследование основано на результатах общероссийского репрезентативного опроса взрослого населения страны, проведенного в ноябре 2019 года, было опрошено 1610 человек, погрешность не превышает 3,4%. Многие вопросы являются продолжением регулярных исследований Левада-Центра. Данные указаны в % от опрошенных.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

  • Несмотря на то, что Россия продолжает падать или стагнировать в международных рейтингах по индексам верховенства права, россияне разделены примерно пополам в ответах на вопрос, насколько они себя ощущают под зашитой закона и насколько справедливые решения выносят суды. Чувство защищенности медленно росло на протяжении последних 14 лет. В отношении системы правосудия в целом преобладают положительные оценки, однако перевес в пользу положительных ответов невелик.
  • Сходную динамику демонстрирует отношение россияне к правоохранительным органам: рост положительных оценок наблюдался в 2010-2017 годов, однако в последние два года отношение к правоохранительным органам начало ухудшаться.
  • Наиболее значимые различия в оценках наблюдаются в ответах тех, кто сталкивался и кто не сталкивался лично с нарушением своих прав за последние несколько лет. Те, кто сталкивался с нарушениями (а таких около 40% россиян), в два раза чаще говорят о своем уязвимом положении – по сравнению с теми, кто не имел такого опыта. Наконец, те, кто сталкивался с нарушением своих прав в России гораздо менее уверены в возможности добиться защиты своих прав в суде.
  • Люди, которые лично не сталкивались с нарушением прав, оценивают происходящее, деятельность правоохранительных органов и политическую систему в целом гораздо более позитивно. Они не следят за происходящим, их не интересует несправедливость, происходящая по отношению к другим. Только когда человек лично сталкивается с произволом, реальность неожиданно предстает перед ним в гораздо более мрачном цвете.
  • Обращение в суд и правоохранительные органы, как правило, не помогает восстановить уверенность россиян в защите закона, которую респонденты утрачивают в случае столкновения с нарушением своих прав. По крайней мере в половине случаев респонденты, искавшие защиты своих прав, смогли решить свою проблему полностью или частично. Однако попытки защитить свои права в суде, в полиции или иными способами не возвращают россиянам ощущение безопасности, которое у них было до столкновения с произволом.
  • Чаще всего респонденты говорят о нарушении социальных прав (право на медицинскую помощь, социальную защиту, справедливую оплату труда). Реже всего – о нарушении общественно-политических прав. То есть, респонденты ожидания от государства, прежде всего, обеспечения социальных благ, а не защиты гражданских свобод – это косвенный индикатор патернализма российского общества.
  • Хотя исторически россияне ценят социальные права больше, чем гражданские свободы, с декабря 2017 года россияне стали гораздо чаще упоминать о важности для них прав и свобод человека, которые еще два года назад не имели для них особой ценности. Так, с 2017 года доля россиян, считающих свободу слова одним из важных прав, выросла с 34% до 58%, а количество тех, кто указал важность мирных собраний и беспрепятственного получения информации увеличилось с 13% до 28% и с 25% до 39%. На ноябрь 2019 года в тройку самых важных, в глазах респондентов, прав вошли «жизнь, свобода, личная неприкосновенность» (доля россиян, выбравших этот вариант, выросла за два года с 72% до 78%), «медицинская помощь» (на том же уровне) и «справедливый суд» (с 50% до 64%).
  • Среди способов защиты прав наиболее эффективными на сегодняшний день считаются обращение в суд и помощь родственников. Опыт обращения в различные государственные органы и общественные службы для защиты своих прав имеет около трети опрошенных. Чаще всего для этого люди обращаются в полицию и суд (15% и 12% россиян соответственно). Две трети опрошенных вообще никуда не обращались для защиты своих прав, в том числе половина тех россиян, чьи права были нарушены.
  • Около 60% респондентов не согласны с тезисом, что «власть в России подотчетна обществу». Большинство респондентов видят основную проблему в том, что чиновники не допускают граждан до принятия важных решений, а люди слишком пассивны, чтобы контролировать власть. Также 42% россиян считает, что государство скорее не выполняет своих обязательств перед гражданами. В отношении своих обязательств перед государством респонденты придерживаются противоположного мнения: большая часть опрошенных (49%) считает, что граждане страны выполняют свои обязательства перед государством.

Денис Волков, Степан Гончаров, Мария Снеговая

1)      Кого защищает закон

За тринадцать лет социологических измерений – с 2006 по 2019 год – количество россиян, чувствующих себя под защитой закона, выросло почти в два раза – с 25 до 46% россиян. В результате такой динамики, на сегодняшний день общество оказывается разделено на две равные части: половина чувствует себя под защитой закона, половина нет (График 1). Особенно этот рост заметен в сравнении с первой половиной 2000-х годов. В последние годы положительная динамика замедлилась.

График 1. Динамика ответов на вопрос «Чувствуете ли вы себя лично под защитой закона?» в 2006-2019 гг., данные Левада-Центра

Постепенное укрепление уверенности граждан в законодательной защите сопровождалось – в плоть до последнего времени – ростом доверия к полиции и прокуратуре (в меньшей степени судам). Оно также росло в течение 2010-2017 годов, однако несколько снизилось в 2018-2019 гг. На отношение респондентов вероятно сказались пенсионная реформа (после ее объявления снизились не только рейтинги власти, но и общественные настроения в целом), а также жесткий разгон московских протестов осенью прошлого года (тогда это стало одним из наиболее заметных событий августа-сентября, а жестокость полиции осуждали даже некоторые сторонники власти).

График 2. Динамика доверия правоохранительным органам 1994-2019 гг., данные Левада-Центра (до 2003 ВЦИОМ)[1]

В последние годы, позиции России в рейтингах по главенству закона стагнировали или снижались. Например, по индексу World Justice Project Россия в 2019 году упала в рейтингах «главенства закона» на 4 пункта и заняла 94-ое место из 128 стран в списке.[2]  Также в рейтинге Freedom House, уровни главенства закона в России оцениваются на уровне 0 и 1 из 4 возможных баллов.[3] Так почему же при этом растет число россиян, чувствующих себя под защитой закона?

Одна возможная интерпретация этих данных состоит в том, что эта формулировка схватывает самые общие представления россиян. В более конкретных формулировках (например, касательно подотчетности властей обществу – см. ниже)– мы видим более скептические ответы. В опросе, проведенном Левада-Центром в январе-феврале 2019 года россиянам также задавался более конкретный вопрос – ««Как вы думаете, можете ли вы сами или ваши близкие пострадать от произвола сотрудников правоохранительных органов?», и 51% ответили, что «это вполне может произойти», еще 15% ответили, что это уже происходило с ними или их близкими. Только 23% ответили, что это «маловероятно» и лишь 8% заявили, что это совершенно исключено».[4]

Ответ на вопрос о «защищённости законом» является своего рода декларируемой социальной нормой. Респонденты дают такие ответы, какие (как им кажется) от них ожидаются. Чем определеннее и конкретнее вопрос интервьюера, чем ближе он к бытовому опыту респондента, тем слабее оказывается декларируемая норма социального порядка. Возможно, поэтому более оптимистичны в своей уверенности о защищенности законом оказываются люди с меньшим социальным опытом или ограниченным кругом общения.

Хотя в целом, ответы на этот вопрос сегодня довольно равномерно распространены среди различных групп населения, под наибольшей защитой закона себя чувствуют самые молодые (до 25 лет) и люди старшей возрастной группы (65+ лет), а также обеспеченные респонденты. Напротив, в наименьшей степени защищенными законом – по сравнению с основной выборкой – чувствуют себя респонденты с большим негативным практическим опытом: малообеспеченные граждане и люди предпенсионного возраста (их страхи должны были обостриться в связи с начатой в 2018 году пенсионной реформой).

Однако, особенно резкие различия в ответах наблюдаются по вопросу о том, сталкивались ли респонденты лично с нарушением своих прав за последние несколько лет. Те, кто сталкивался с нарушениями (а таких около 40% россиян), в два раза чаще говорят о своем уязвимом положении – по сравнению с теми, кто не имел такого печального опыта. Далее мы также покажем, что попытки защитить свои права и обращение по этому поводу в различные правоохранительные органы (видимо, часто безуспешное), часто также приводят к разочарованию и углублению ощущения своей уязвимости.

График 3. Ответы на вопрос, «Чувствуете ли вы себя под защитой закона?», среди респондентов, сталкивавшихся и не сталкивавшихся с нарушением своих прав. Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

Респондентам, которые не чувствуют себя под защитой закона, задавался дополнительный вопрос о том, почему они так думают. Среди ответов можно выделить следующие три основные группы высказываний:

  • «Законы не работают»: у нас не все равны перед законом, законы защищают только власть имущих, только богатых
  • «Везде коррупция»: все куплено, все за деньги, за взятки, блат, во власти одни воры
  • «Никому не верю»: не верю в закон, судам, полиции, правоохранительным органам, правительству

В своих ответах лишь некоторые респонденты ссылались на личный опыт: «я сталкивался с законом/полицией, и они бездействовали». Обращает на себя внимание уверенность части респондентов в том, что государство или чиновники не будут или не захотят защищать права граждан, будут трактовать эти законы в свою пользу или в пользу людей с деньгами. Несколько раз опрошенные вспоминали известную русскую поговорку: «закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло».

2)      Относительная важность социальных и гражданских прав

Более половины россиян не сталкивались с нарушением своих прав за последние 5 лет. Имели такой печальный опыт около 40% респондентов – две пятые населения страны. Наше исследование показывает, что те люди, которые лично не сталкивались с нарушением прав, оценивают происходящее, политическую систему в целом и деятельность первого лица гораздо более позитивно. Можно сказать, что такие люди смотрят на жизнь сквозь розовые очки; они не следят за происходящим, несправедливость, происходящая по отношению к другим, для большинства неинтересна. Пока все хорошо, на происходящее вокруг обычно не обращают внимание. Только когда человек лично сталкивается с произволом, розовые очки спадают. Реальность предстает перед ним в гораздо более мрачном цвете. И часто это происходит для человека совершенно неожиданно.

Напомним, что большинство россиян, которые столкнулись с нарушением прав не чувствуют себя под защитой закона (что дает основание считать, что их права не были должным образом защищены и восстановлены). Среди них ниже процент тех, кто считает, что в случае нарушения своих прав они смогут найти защиту в суде, что люди в нашей стране равны перед законом. Одобрение деятельности президента и других институтов среди них на треть ниже, чем среди людей, чьи права не нарушались. Столкновение человека с ситуацией, когда его права нарушаются и невозможность защитить свои права в итоге приводит к разочарованию людей в политической системе в целом.

При этом большинство их тех, чьи права оказались нарушенными, говорили о нарушении прежде всего своих социальных прав: на медицинскую помощь (17%), на социальную защиту и достойный жизненный уровень (13%), на работу, хорошие условия и справедливую оплату труда (13%). О нарушениях в этой области говорят прежде всего малообеспеченные россияне, а также люди старших возрастов. При этом особенно уязвимой снова выглядит группа людей предпенсионного возраста; особенно остро ощущается ими нарушение права на работу (здесь о ней говорят примерно в два раза чаще, чем в целом по выборке).

Еще порядка 7% россиян заявили о том, что сталкивались с нарушением своего права на справедливый суд.

Что касается общественно-политических прав, чаще всего респонденты сталкиваются с нарушением права на свободу слова (8%), на получение информации (7%), на свободу мирных собраний и шествий, а также на свободу от произвола и насилия (по 3% россиян). Об этом чаще говорят молодые (респонденты до 35 лет) и люди с высшим образованием.

График 4. Ответы на вопрос, «С нарушением каких из следующих прав вы лично сталкивались за последние пять лет?», опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

Доминирование ответов о нарушении социальных прав говорит о патернализме, характерном для россиян, — то есть ожидании от государства, прежде всего, обеспечения социальных благ, а не защиты гражданских свобод. Это характеризует не только Россию, но многие страны с коммунистическим опытом, как, например, страны Восточной Европы.[5] По той же причине, как правило, такой патернализм также неравномерно распределен по возрастным группам – и ярче выражен среди респондентов старшего возраста. При этом, число людей, озабоченных нарушением их гражданских (общественно-политических) прав в России находится на низком уровне (ни один из этих пунктов не набрал выше 8%).

Мы также спросили у наших респондентов, насколько важны соответствующие права, чтобы можно было говорить о демократии. Здесь также мы видим похожее расхождение между социально декларируемой нормой и личным опытом респондента, как и в ответе на вопрос «Чувствуете ли вы себя лично под защитой закона?». Когда вопрос задаётся в абстрактной формулировке, респонденты дают на него ответ, соответствующий социально одобряемой нормой. Так, в абстрактном вопросе про демократию, хотя социальные гарантии тоже оказываются в лидерах по числу набранных ответов, многие респонденты высоко оценивают и гражданские права, в том числе равенство всех граждан перед законом (81%). Однако, этот ответ опять же больше характеризует социально ожидаемую норму, нежели реальную ценность этих прав в глазах респондента. На самом же деле, как показали ответы на вопрос «С нарушением каких прав вы сталкивались лично?» (График 4), для респондентов гораздо большую ценность имеют социальные права, нежели абстрактные социально-политические свободы.

График 5. Ответы на вопросы, «Насколько важны… чтобы можно было говорить о демократии». Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019, по каждой позиции задавался отдельный вопрос.

Хотя исторически россияне ценят социальные права гораздо выше, чем гражданские свободы, еще один опрос Левада центра, проведенный в октябре 2019 года, показал, что в с декабря 2017 года россияне стали чаще говорить о важности для них прав и свобод человека, которые еще два года назад не имели для них особой ценности. Так, при ответе на вопрос, «Какие из прав и свобод, по-вашему мнению, наиболее важны?» с 2017 года доля россиян, считающих свободу слова одним из важных прав, выросла с 34% до 58%, а количество тех, кто указал важность мирных собраний и беспрепятственного получения информации увеличилось с 13% до 28% и с 25% до 39%.[6] На октябрь 2019 в тройку самых важных, в глазах респондентов, прав вошли «жизнь, свобода, личная неприкосновенность» (доля россиян, выбравших этот вариант выросла за два года с 72% до 78%), «медицинская помощь» (на том же уровне) и «справедливый суд» (с 50% до 64%).

Эти результаты совпадают с данными других исследований, обнаруживших, что за время путинского правления в России наблюдается устойчивый рост представления о важности гражданских прав и свобод среди населения (при том, что важность социальных прав оставалась высокой с самого начала), причем особенно среди малообразованных россиян и молодежи вне Москвы и Петербурга. [7]

3)      Способы защиты своих прав

Опыт обращения в различные государственные органы и общественные службы для защиты своих прав имеет около трети опрошенных. Чаще всего для этого люди обращаются в полицию и суд (15% и 12% россиян соответственно). Еще 6% имели опыт обращения в прокуратуру, по 4% — в профсоюз и к своему депутату, по 3% — к президенту, мэру и губернатору. Мало кто обращался в правозащитные организации, к уполномоченному по правам человека и в СМИ.

Важно подчеркнуть, что две трети опрошенных вообще никуда не обращались для защиты своих прав. В основном это связано с отсутствием такой необходимости (напомним, что более половины россиян ответили, что их права не нарушались). Однако, по нашим данным, никуда не обращались и половина тех россиян (47%), чьи права были нарушены. Из предыдущих исследований[8] мы знаем, что одним из главных объяснений, которые дают люди своему бездействию, является уверенность в том, что «все равно ничего не добьешься».

График 6. Разбивка по ответам на вопрос, «Обращались ли вы когда-либо для защиты своих прав в следующие организации или к следующим лицам?» Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

При этом наиболее действенными способами защиты своих прав россияне считают обращение в суд (32%) и помощь родственников (26%). Практически одинаковое количество респондентов (14-16%) считают эффективным обращение к адвокатам и юристам, жалобы в различные правоохранительные органы, обращения к президенту. Чуть менее эффективны (12-13%) считается привлечение к проблеме через СМИ и социальные сети, а также обращение в правозащитные организации и решение проблемы с помощью блата (по 10%). Наименее эффективным для защиты прав считаются митинги (согласно другим исследованиям, митинги и забастовки считают скорее крайней мерой по привлечению внимания властей к проблеме, когда другие средства уже исчерпаны)[9], голосование на выборах за политические партии и обращение в профсоюз.

Необходимо отметить, что, по сравнению с предыдущими замерами[10], почти в два раза снизилось число россиян (с 25% до 14%), которые считают эффективным обращение к президенту России (при том, что в целом иерархия действенных способов защиты своих прав осталась прежней). Вероятно, это отражает общий тренд на снижение поддержки президента, который мы наблюдаем по всем остальным опросам.[11] Особенно сильно это проявилось во второй половине 2018 года, после объявления пенсионной реформы, которую большинство россиян посчитали несправедливой.

До этого обращение к президенту считалось одним из самых эффективных средств решения проблем; Кремль также всегда старался использовать эти представления в собственных целях – на ежегодных «прямых линиях с Владимиром Путиным» в режиме телешоу в прямом эфире президент заслушивает проблемы граждан и отдает приказы чиновникам решить вопрос.[12] Действенность этого способа защиты своих прав отмечали даже общественные активисты, например, защитники Тимирязевский академии.[13] Но по мере падения популярности Владимира Путина в глазах россиян, падает и привлекательность этого способа защиты своих прав.

График 7. Ответы на вопрос, «Какие из следующих способов зашиты своих прав вы считаете наиболее действенными?» Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

Представление об эффективности различных способов защиты прав граждан меняется в зависимости от личного опыта респондента. Те россияне, которые обращались хотя бы куда-нибудь и проявляли активную гражданскую позицию, сравнительно чаше отмечают все доступные способы отстаивания своих прав; в том числе, привлечение внимание к проблеме через СМИ и через социальные сети. Те россияне, которые обращались в полицию говорят о ее эффективности в 2 раза чаще тех, кто никуда не обращался (24% против 13%). Аналогичным образом, те респонденты, которые обращались в суд, упоминают о его эффективности почти в 2 раза чаще тех, кто никуда не обращался (54% против 30%); однако почти половина обращавшихся в суд все-таки не считают этот способ решения проблемы эффективным.

График 8. Ответы на вопрос, «Какие из следующих способов зашиты своих прав вы считаете наиболее действенными?» Опрос «Левада-центра», ноября 2019

Показательно, что обращение в различные инстанции для защиты своих прав практически не влияет на их представления о защищенности законом. Сам факт столкновения людей с нарушением своих прав оказывается определяющим. Похоже, столкнувшись с произволом, россияне испытывают настолько сильный шок, что в дальнейшем он уже не проходит. Попытки защитить свои права в суде, в полиции или иными способами не возвращают россиянам ощущение безопасности, которое у них было до столкновения с произволом. Хотя бы отчасти это можно интерпретировать как показатель низкой эффективности российской системы правосудия, опыт взаимодействия с которой не убеждает респондентов, что они могут получить защиту в случае необходимости.

График 9. Разбивка по ответам на вопрос, «Чувствуете ли вы себя лично под защитой закона?» среди респондентов, обращавшихся в разные инстанции для зашиты своих прав. Опрос «Левада-центра» ноября 2019[14]

В отношении системы правосудия в целом преобладают положительные оценки, однако перевес в пользу положительных ответов невелик. Так, 56% россиян уверены, что граждане нашей страны при необходимости смогут добиться защиты своих прав в суде; чуть больше (61%) считают, что все граждане равны перед законом. Однако, более трети придерживаются противоположного мнения по обоим вопросам (39% и 38% соответственно). При этом ответы распределены по социально-демографическим группам довольно равномерно. Лишь самые социально-активные граждане: с высшем образованием, проживающие в столице и крупных городах, имеющие собственный бизнес или занимающие управленческие должности чуть более скептичны в этом отношении.

Наибольшие различия по этому вопросу снова наблюдаются между тем, кто сталкивался с нарушением своих прав, и кто избежал этой участи. Первые в своих оценках ситуации оказываются гораздо пессимистичнее вторых. Уверены возможности добиться защиты своих прав в суде 68% тех, кто лично не сталкивался с нарушением своих прав, и только 53% тех, кто сталкивался. Сходным образом в равенство всех граждан страны перед законом верит 65% тех, чьи права не были нарушены и только 46%, кто не избежал этой участи.

График 10. Ответы на вопрос, «Согласны ли вы с тем, что …» «граждане России при необходимости могут добиться защиты своих прав в суде», «все граждане равны перед законом». Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

По вопросу о справедливости приговоров в российских судах в обществе вообще нет единого мнения: около четверти респондентов затруднились дать какой-то определенный ответ, остальные разделились практически поровну: 38% считает, что суды чаще выносят справедливые решения, 39% придерживаются противоположного мнения. Однако среди тех, кто сталкивался с нарушением своих прав, а также обращался за защитой в суд, отрицательные оценки преобладают над положительными: 32% против 49% по поводу справедливости решений, выносимых судами, и 34% против 49% по поводу равенства граждан перед законом. Эти цифры также говорят о том, большая часть тех россиян, кто обращался в суд скорее остался недоволен его решением.

Среди тех, кто не сталкивался с нарушением своих прав ситуация зеркальная: среди них преобладают те, кто уверен в справедливости приговоров российских судов (44% против 30%). И по этому вопросу их представления о российской действительности гораздо более позитивные, как в сравнении с мнением пострадавших, так и в сравнении со среднероссийскими показателями.

График 11. Ответы на вопрос, «По вашему мнению, суды в России чаще выносят справедливые приговоры или чаще выносят несправедливые приговоры?». Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

Таким образом, по всем вопросам мы видим достаточно устойчивую динамику. Те респонденты, кто не сталкивался с нарушением своих прав и опытом взаимодействия с российскими правоохранительными органами, имеют гораздо более высокое мнение о функционировании российского закона и судов. Напротив. Респонденты. Имеющие такой опыт, резко снижают свое мнение о справедливости судебной системы и законов в стране.

4)      Подотчетность власти обществу

Во отношении власти в целом в российском обществе преобладает недоверие и ощущение незащищенности в случае чиновничьего произвола. На сегодня 60% респондентов не готовы согласиться с утверждением, что «власть в России подотчетна обществу»; лишь треть опрошенных согласны с этим тезисом. По этому вопросу единодушие демонстрируют совершенно разные социально демографические группы: Москва и провинция, россияне с высшим образованием и без него. Чуть более благодушны только самые молодые (до 25 лет), обеспеченные россияне, сторонники президента, и те, кто не сталкивался с нарушением своих прав, однако и в этих пессимисты преобладают над оптимистами (первых – чуть более половины, вторые составляют около трети по выборке). Как и по предыдущим вопросам наиболее скептически настроены те, чьи права были нарушены, здесь количество скептиков достигает 69%.

Эти представления обладают поразительной устойчивостью. Распределение мнений практически не изменилось с 2015 года, когда этот вопрос задавался в похожей формулировке. Стоит особо отметить, что первый замер проводился на пике посткрымской эйфории, когда оценки всех государственных институтов – в особенности президента, армии и спецслужб – достигали максимальных значений. Рост оценок отдельных институтов не повлиял тогда на общее настороженное отношение российского общества к власти.[15] Это ощущение собственной уязвимости большинства российских граждан перед власть имущими сохраняется по сей день.

График 12. Ответы на вопрос, «Согласны ли вы с тем, что власть в России подотчетна обществу?». Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

Практически не изменились с 2015 года также и общественные представления о том, почему российские власти неподотчетны обществу (см. График 12). Большинство респондентов видят основную проблему в том, что чиновники не допускают граждан до принятия важных решений (эту опцию выбирают из года в год свыше 40% тех, кто считает российскую власть неподотчетной). Второй по популярности ответ – люди слишком пассивны, чтобы контролировать власть (порядка 20% тех, кто считает российскую власть неподотчетной ).

За время, минувшее с первого замера, устойчиво увеличивалось только число тех, кто выбирал подсказку «власть последовательно проводит политику по ограничению прав и свобод граждан», однако на сегодняшний день таких всего 15% ответивших (среди респондентов из Москвы – 29%).

График 13. Ответы на вопрос, «Какова, по вашему мнению, основная причина того, что власть не подотчетна обществу?». Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

Сходным образом, в отношении государства – а значит и в отношении власти – преобладает мнение, что они не выполняют в полной мере своих обязательств перед гражданами; так считают 42% респондентов, обратного мнения придерживается четверть. Как мы видели из результатов этого и других похожих исследований, люди имеют в виду прежде всего невыполнение государством своих социальных обязательств (как их понимает большинство российских граждан). Подобное мнение также довольно устойчиво. При этом больше всего людей, уверенных в несоблюдении государством своих обязательств перед гражданами, насчитывалось в начале нулевых годов (до 57% в 2001 году), после чего их доля плавно снижалась. Но лишь однажды – в 2014 году на пике посткрымской эйфории – количество оптимистов ненадолго превысило количество пессимистов. Однако затем, все быстро вернулось на прежний уровень, а в 2018 году после объявления о пенсионной реформы количество пессимистов достигало 44%.

График 14. Ответы на вопрос, «Как вам кажется, в какой мере государство выполняет сейчас свои обязанности перед гражданами России?». Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

График 15. Ответы на вопрос, «Как вам кажется, в какой мере граждане России сейчас выполняют свои обязанности перед государством (соблюдают законы, платят налоги и т.п.)?» Опрос «Левада-центра», опрос ноября 2019

При этом в отношении своих обязательств перед государством респонденты придерживаются противоположного мнения. В обществе преобладает представление, что россияне преимущественно выполняют свои обязательство перед государством, соблюдают законы и платят налоги. Так думает половина опрошенных (49%), противоположного мнения придерживаются только 17%, остальные не смогли дать определенных ответ. Здесь также минимальное количество положительных ответов приходилось на начало нулевых годов, а пик положительных ответов – на период пост-крымской эйфории в 2014 году, когда этот показатель достигал 60%. Сегодня вновь наблюдается медленных рост негативных оценок.

Иными словами, в отношении взаимных обязательств государства и общества устойчиво преобладает мнение, что российские граждане выполняют свою часть этого своеобразного общественного договора, а государство – нет.

[1] Индекс доверия институтам рассчитывается следующим образом: к ответам «вполне заслуживает доверия» прибавляется половина ответов «не вполне заслуживает доверия», вычитаются ответы «совсем не заслуживает доверия» и прибавляется 100. Таким образом, индекс выше 100 означает преобладание положительных ответов и наоборот. См. Общественное мнение – 2019, стр. 84 https://www.levada.ru/sbornik-obshhestvennoe-mnenie/obshhestvennoe-mnenie-2019/

[2] The World Justice Project Rule of Law Index, 2020. https://worldjusticeproject.org/sites/default/files/documents/WJP-ROLI-2020-Online_0.pdf

[3] https://freedomhouse.org/country/russia/freedom-world/2020

[4] Если 66% (51%+15%) считает, что такое с ними «вполне может случиться» или «уже случилось»  при том, что 46% говорят, что чувствуют себя под защитой закона, это также может означать, что двоемыслие является социальной нормой, схемой социального поведения – декларировать одно (как социально одобряемый ответ), но допускать противоположное. https://www.pytkam.net/sites/default/files/analiticheskiy_otchet_final.pdf#page=15

[5] Pop-Eleches, G., Tucker, J. A. (2014). ‘Communist Socialization and Post-Communist Economic and Political Attitudes.’ Electoral Studies, 33, 77-89.

[6] Права человека https://www.levada.ru/2019/11/20/prava-cheloveka/ (дата обращения: 18.04.2020).

[7] Gerber TP. Public opinion on human rights in Putin-era Russia: Continuities, changes, and sources of variation. J Hum Rights. 2017;16(3):314–331. doi:10.1080/14754835.2016.1258550

[8] Волков Д., Гончаров С. Потенциал гражданского участия в решении социальных проблем https://www.levada.ru/old/sites/default/files/potencial_grazhdanskogo_uchastiya_0.pdf , стр. 13

[9] См., например, Бизюков П. К 30-й годовщине шахтерской забастовки 1989 г.  https://www.levada.ru/2019/07/16/30-letie-zabastovki-shahterov/

[10] См., например, Волков Д., Колесников А. Новая Русская мечта https://carnegie.ru/2018/11/20/ru-pub-77744 (анг. версия https://carnegie.ru/commentary/78155)

[11] См, например: https://www.levada.ru/2020/03/25/odobrenie-institutov-vlasti-23/

[12] Петров Николай Владимирович Эволюция популизма в российской политике // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. 2017. №3-4 (125). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/evolyutsiya-populizma-v-rossiyskoy-politike (дата обращения: 18.04.2020).

[13] Колесников А., Волков Д. Самоорганизация гражданского общества в Москве https://carnegie.ru/2016/12/14/ru-pub-66437 (ссылка на англ. https://carnegie.ru/2017/05/02/defending-one-s-backyard-local-civic-activism-in-moscow-pub-69822)

[14] Из графика исключены те респонденты, которые обращались в прокуратуру в силу малой численности таковых (всего 90 респондентов). Однако, динамика ответов по таким респондентам не противоречит нашим выводам.

[15] В июле 2015 года похожий вопрос задавался в несколько другой формулировке: «По вашему мнению, подотчетна ли российская власть обществу?», были получены следующие ответы: подотчетна – 22%, неподотчетна – 60%, затруднились ответить 18%. См. Волков Д., Гончаров С. Демократия в России: представления населения, стр. 10 https://www.levada.ru/old/sites/default/files/report_fin.pdf

Проведенная работа продолжает исследования по изучению отношения россиян к изменениям в судебной и правоохранительной сферах за последние несколько лет. Смотрите, например, следующие статьи: Ворожейкина Т., Гудков Л., Зоркая Н., Овакимян А. «Мониторинг отношения российского населения к судебной реформе и судебной системе» (Вестник общественного мнения, 2014 / №3-4. стр. 13-69; Гудков Л., Дубин Б., Зоркая Н. Российская судебная система в мнениях общества, 2010/4, стр. 7-43

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!

Выберите список(-ки):