Аналитика

Пусть Александр Лукашенко правит

Когда-то в России затаив дыхание следили за соседней оранжевой революцией: у нас такое будет или нет? Затем со вздохами – у одних облегчения, у других разочарования – заключили: нет. Вскоре пришлось опять волноваться: майдан у нас будет или нет? Снова с теми же вздохами пришли к такому же заключению. После всего, что произошло на Украине и между Россией и Украиной, россияне эту страну из статуса братской-дружественной перевели в список враждебных России, поставив сразу за главным супостатом – США.

Теперь начались дела в Белоруссии, которая много лет занимает первое место в списке стран-друзей и многим кажется малым подобием России. В обеих странах президенты на протяжении долгих лет имели очень широкую поддержку в обществе, в последнее время она оказалась под вопросом. Недавние выборы в Белоруссии, как и референдум в России, были трудным этапом в процессе продления этих сверхдлинных президентств. Посмотрим на данные осенних опросов «Левада-центра» и попробуем увидеть, находят ли россияне какие-то аналогии в ситуации, которую ряд наших респондентов назвал моделью возможных событий у нас.

Потому что власть

Не все в Белоруссии сводится к противостоянию уличных манифестантов и Александра Лукашенко. Но это едва ли не главное, что в России знают о происходящем у соседей. Важно, что сама форма уличных митингов-шествий (в отличие от, например, майданов) россиянам знакома на собственном опыте 2011–2012 годов. Поэтому мы решили показать, как относятся к выборам и уличным протестам в Белоруссии граждане России в зависимости от того, выражают они в ходе опроса одобрение или неодобрение деятельности Владимира Путина на посту президента России. Для краткости будем называть первых «одобряющими», вторых «неодобряющими».

В августе 2020 г. мы задали нашим соотечественникам вопрос, честно ли были проведены выборы в Белоруссии. Среди одобряющих почти 60% сочли те выборы проведенными честно, четверть – нечестными. Среди неодобряющих, наоборот, большинство, почти те же 60%, сказали «нечестно», честными их признали 30%. Результаты кажутся логичными.

Далее мы спросили, чего хотели бы наши люди: чтобы президентом Белоруссии оставался Александр Лукашенко или чтобы им стал кандидат от оппозиции. Зная, что среди одобряющих деятельность российского президента большинство выступает за то, чтобы он не оставлял своего места, нетрудно было предположить, что они того желают и президенту-соседу. Так оно и вышло. Но сколь же поучительно было увидеть, что среди них доля желающих, чтобы Лукашенко остался, превышает долю считавших, что он честно выиграл выборы! Ладно, для них легитимность лидера определяется не электоральными результатами. Но вот люди из, так сказать, оппозиции, те, кто заявляют, что не одобряют деятельность Владимира Путина, – у них то же самое, что и среди одобряющих: признают за Лукашенко право на президентство в том числе и те, кто считает состоявшиеся выборы нечестными. Честно – нечестно, не в выборах дело, пусть правит. Властьона у нас власть потому, что власть, выразил это один из наших респондентов.

Потому что безразлично

В столице России когда-то тоже были многотысячные митинги против фальсификаций. Но, вероятно, дело в том, что они не помогли исправить положение. Белорусы этот путь еще не прошли и надеются, что он у них будет иным. И вот она, разница между установками нынешних наших и установками нынешних белорусов. Отвечая на вопрос об отношении к тем, кто вышел в городах Белоруссии с протестами, более трети одобряющих, но также и более четверти неодобряющих выбрали ответ «безразлично». (Ну а в остальном, конечно, лояльные Путину в большинстве отнеслись к белорусским протестантам отрицательно, а нелояльные положительно.)

В сентябре в Белоруссии продолжались протесты; в ходе сентябрьского опроса половина поддерживающих Путина выразила симпатии и Лукашенко. Среди категории нелояльных Путину протестующим симпатизировали 35%. Но доля сказавших, что не симпатизируют «ни той, ни другой стороне», среди них оказалась ровно такой же. Те же 35% среди неодобряющих заявили о безразличии к политической борьбе в Белоруссии и в октябре. Среди лояльных таких было 40%. А симпатию Лукашенко выразили 45%. Значит, все это не очень резко различающиеся позиции, не такие уж они его горячие поклонники и противники.

В августе, как мы тогда сообщали, большинство россиян не верило, что Лукашенко уйдет со своего поста. В самом деле, три месяца уличных протестов не заставили его уйти. В те же месяцы шли протестные демонстрации в Хабаровске. В целом в России к хабаровским манифестантам отнеслись положительно 47%, но треть и здесь заявили о безразличии. А из тех, кто знал еще и про случившиеся тогда же беспорядки в американских городах, отрицательное отношение к выходящим на протесты выражали даже чаще положительного. Но главный ответ (49%) был о безразличном отношении к ним. Видимо, сейчас в глазах многих наших граждан оказались скомпрометированными не только выборы, но и уличный протест тоже. (Повторим: многих. Но не всех.)

Для проверки возьмем расклад политических симпатий по обсуждаемым белорусским делам еще и в возрастном разрезе. Видим, что пожилые – и за Путина, и за Лукашенко, против там совсем немногие. Это ожидаемо. Среди молодых не одобряют Путина чаще, настроены против Лукашенко еще чаще. И это ожидаемо. Но главный результат вот какой: среди молодых россиян основной ответ: «ни на той, ни на другой стороне». Это отказ симпатизировать не только «последнему диктатору Европы», но и тем, кто нашел мужество на улицах открыто выступить против него.

Что это? Или знак, что российское массовое сознание в тупике, или что-то вроде известного ответа «мы пойдем другим путем».

Оригинал