Новости

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ОЛЕГА АЛЕКСАНДРОВИЧА САВЕЛЬЕВА

Те, кто знали Олега Савельева только в самые последние годы, поминая его, наверное, будут думать: симпатичный, очень добрый человек. Немного смешной: все только о грибах. Правда в грибах знал толк.

Верно, что симпатичный. Верно, что добрый. Но способность доброты у него была не рядовая. Он сам находил людей, которым нужна помощь, и начинал помогать – ничего не спрашивая. Помогал и помогал, так что люди к этому привыкали, сами того не замечая. Вот теперь, когда его не будет, заметят.

В последние годы он больше помалкивал, со своими мнениями ни к кому не лез. Действительно, готов был поразвлекать рассказами про грибы, про грибные места. Но если завести с ним разговор на серьезные темы, можно было почувствовать, как глубоко и масштабно он размышляет над происходящим. Как твердо и точно обозначает свою позицию в нынешней мутноватой политической действительности. Те, кто его знавали в другие годы, в другие политические эпохи – а я его знал, наверное, с 1970-х а – помнят, что он был на протяжении многих лет сильным гражданским активистом. Недаром в недолгую зарю российской новой демократии, когда в депутаты народ выдвигал тех, в ком видели стремление служить добру, служить людям, он стал депутатом Московской Городской думы.

С думских заседаний он приходил разгоряченный – он там бился, боролся за правильные законы, воевал против неправильных. Он умел отличать одни от других. Ю. Левада, умевший отличать добро от зла лучше всех, видел и в Олеге эту способность. И, вечно подтрунивая над ним, явно его выделял своим уважением.

С такой же страстью Олег взялся потом за продвижение социологической информации в общество. В эпоху до интернета данные наших социологических опросов расходились по подписке, попадали ограниченному кругу пользователей и читателей. Олег стремился всемерно расширить число изданий, публикующих наши сведения. Он ходил по редакциям, предлагал сводки наших данных. Он их составлял сам. На протяжении целого периода то, что было широко известно о наших исследованиях, было известно из коротких, но четких сводок, написанных его рукой.

Олег не просто стремился расширить круг изданий, публикующих наши результаты. Он положил очень много сил на то, чтобы разъяснять журналистам, как интерпретировать эти мало тогда им понятные ряды цифр. То, что сегодня стало само собой разумеющимся для них, стало таким в большой мере потому, что день за днем и год за годом Олег на встречах и в телефонных разговорах терпеливо объяснял, поправлял, подсказывал газетчикам и телевизионщикам – что важно, что существенно в данных соцопросов.

Те, кто знали только, что Олег замечательно готовит плов и угощает всех, не знали, что это заядлый походник, но не просто турист, а тот, кто сделал туризм своей второй профессией. Он некогда работал в Лаборатории Туризма под руководством серьезного теоретика досуга Владлена Кривошеева, то есть, занимался теорией. Но он был и практиком, прошедшим многие и многие километры в походах. Те, кто с ним ходили, знают какой это верный спутник. В их среде не принято хвалить-расхваливать, но я могу выразить восхищении его мужеством в сочетании с умениями и знаниями – он, например, водил группы, пересекавшие Кольский полуостров на лыжах. Он брал на себя ответственность за жизнь дюжины шедших с ним людей. И проводил их благополучно по маршруту.

Закончить хочу снова словами про его доброту. Он не помнил причиненного ему зла, он не искал ни похвал, ни вознаграждений, работал не за деньги и даже не за спасибо. Что-то делал потому, что это кому-то нужно. И это было нужно ему.

Алексей Левинсон

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь