Аналитика, Важное

Вспоминая Леваду сегодня

Левада родился в 1930-м году, 24 апреля. Его имя громко зазвучало в период, похожий на сегодняшний, когда после оттепели стали подмораживать, затем морозить. Левада начал проводить свои семинары в 1966 году, а вскоре начал читать лекции по социологии на журфаке МГУ. И то и другое стало событием большого общественного значения. От социологии и от Левады ждали правды. Ждали те, кто понимали: кругом неправда, а надо знать правду. Считалось, что социология будет ее открывать. Грандиозным был эффект лекций Левады, на которых он не столько учил социологии как специальной дисциплине, сколько показывал, как нужно – и можно! – видеть социальность как она есть, а не какой ее велено или полагается видеть.

Для этого тогда требовалась и смелость, и мудрость, а они были у Левады, и люди это чувствовали. Видели и те, кому это было не по нраву. Курс лекций был прерван, Леваду лишили звания профессора журфака МГУ, тираж его Лекций по социологии был изъят и пущен под нож. Прошло четверть века опалы. За это время удалось напечатать четыре небольшие статьи. Но вот изменились времена, пришел Горбачев. Заславская и Грушин пригласили Леваду в новосозданный Всесоюзный центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Шла кипучая пора перестройки и реформ. Левада с ходу взялся за свое – выяснять, как оно есть на самом деле, теперь средствами опросов.  Один из первых опросов показал, что Горбачев, тормозя реформы, теряет поддержку. Горбачев отвернулся от ВЦИОМа. Дальнейший опыт показал, что никому из верховных руководителей не нравится, когда подчиненной ему публике рассказывают, что она думает и, в соответствии с принципом Левады «от мнений к пониманию», еще и объясняют, почему она так думает. Леваде показали, что он не ко двору, удалив его из ВЦИОМа (а продолжателям дела Левады показали это же, нацепив ярлык иноагентов).

Немилость высших – привычное дело. Есть проблемы посерьезнее. Левада застал лишь начало нового тренда в самом обществе — процесса обратного упомянутому поиску правды и желанию видеть, как оно есть на самом деле. Левада по этим первым признакам понял, что это начинается переход общества к тоталитарному состоянию. Что касается правды, то теперь народ не без облегчения переходил к ТВ, которое показывало то, что хочется видеть, не показывая, что не хочется.

Левады на стало в 2006. Он не застал взлетов рейтинга до 88% от победы над Грузией и от присоединения Крыма.  Пресловутый рейтинг, державшийся долго сверхвысокий уровень согласия публики по поводу того, как ею правят, это феномен предсказанного им тоталитарного состояния социума. (Каким будет при этом правление, понятно).

Времена менялись, и теперь вокруг Левада-центра драма, которой не было при Леваде. Показывая сегодня, что говорит народ о власти и ее действиях, Левада-центр вроде как этой власти льстит. Видеть этот парадокс, слышать про эти результаты в восемьдесят с лишним процентов нестерпимо тягостно тем, кто себя в эту массу не включает, кто привык верить Леваде и его центру. И вот теперь левадовский принцип говорить правду их ранит. Что тут делать? То, что требовал Левада: видеть вещи, как они есть, и идти от мнений к пониманию. К пониманию, в какое состояние погружен сегодня российский социум, и как он из этого состояния будет выходить.

Алексей ЛЕВИНСОН

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!