Аналитика

Российские потребители уверены в себе больше, чем в стране

К концу 2019 г. российские потребители преодолели пессимизм: индекс потребительских настроений вышел в позитивную область. Улучшение оценок личных материальных перспектив сопровождалось ухудшением ожиданий в отношении перспектив экономики.

Индекс потребительских настроений Левада-Центра демонстрировал постепенный рост с начала весны 2019 г., к осени выйдя из отрицательной зоны, где почти непрерывно находился с середины 2014 г. Настроения улучшались на фоне возобновления реального роста доходов: по данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения сокращались на протяжении четырех лет, с 2014 по 2017 г. В 2018 г. они выросли на 0,1%, а за период с января по ноябрь 2019 г. ведомство зафиксировало рост на 0,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Несмотря на то что регистрируемый статистическим ведомством рост доходов даже для экспертов был неожиданностью, социологические опросы действительно показывают некоторое оживление потребительских настроений. В частности, исследовательское агентство Nielsen также отмечает рост индекса потребительского доверия в II и III кварталах 2019 г.

Однако анализ структуры роста потребительского оптимизма показывает необычные результаты: потребители смотрят на собственное благополучие в будущем с несколько большим оптимизмом, чем на экономические перспективы страны, тогда как обычно бывает наоборот.

Индекс потребительских настроений Левада-Центра состоит из нескольких компонент, которые включают в себя оценки текущего положения дел – как изменилось за прошедшие 12 месяцев материальное положение в семье и оценка целесообразности крупных покупок, – а также прогноз на будущее для семьи и для страны. Шкала оценок – от 0 до 200, где значения ниже 100 являются отрицательными (более подробно с методикой индекса можно ознакомиться здесь). Динамика этих компонент говорит о сокращении дистанции между оценками текущего и будущего благосостояния. Обычно людям свойственно оценивать будущее оптимистичнее, чем настоящее (обратная ситуация наблюдалась перед началом стагнации в 2012–2014 гг.): эта тенденция сохраняется и сейчас, однако оценки будущего и текущего положения сближаются. Например, в 2009 г. разрыв достигал 20 пунктов, в конце 2019 г. – 10. Сокращение дистанции между оценками текущего положения и ожиданий происходит с конца 2017 г. Это свидетельствует о меньшей уверенности в будущем при улучшающихся оценках текущего материального положения, прежде всего, за счет роста готовности к крупным покупкам.

Оценки будущего, в свою очередь, складываются из оценок будущего благополучия своей семьи и оценок будущего благополучия страны. И причина сокращения оптимизма в оценках будущего происходит за счет менее уверенных оценок будущего страны: личные перспективы, оценки которых возрастали с конца 2015 г., в сентябре 2019 г. респонденты оценивали выше, чем краткосрочные (на 12 месяцев) и среднесрочные (на 5 лет) перспективы страны.

Это нетипичная ситуация: за весь период наблюдений с 2009 г. уверенность в будущем поддерживалась в первую очередь за счет надежд на экономические успехи государства. При этом с 2009 по 2014 г. оценки будущего страны на 12 месяцев и на 5 лет расходились незначительно, удерживаясь в зоне слабого роста (до 110 пунктов), тогда как сейчас оценки среднесрочных перспектив опустились почти до нулевой границы (101 пункт против 106 у краткосрочных). Опросы фиксируют, что с конца 2014 г. страна, по мнению населения, вступила в кризисный период. Негативные оценки положения дел в экономике совпали с общественным подъемом на фоне проведения Олимпиады и присоединения Крыма к территории России – об этом свидетельствует рост практически всех социальных индикаторов и политической поддержки руководства страны. В тот период ухудшение материального положения семьи компенсировалось более позитивными ожиданиями будущих успехов в развитии страны, которые должны были принести программа импортозамещения и усиление политического влияния страны в мире. С начала 2016 г. политические индикаторы указывали на спад одобрения, в то время как тренд потребительских индикаторов оставался растущим.

Оценки на перспективу ближайших пяти лет играли особенно важную роль в поддержке индекса будущего с начала политического обострения и девальвации рубля в 2014 г. вплоть до 2017 г., когда позитив в отношении 12-месячного периода стал выше, чем на 5-летний период. В марте 2018 г. индекс ожиданий на следующие 12 месяцев составлял 120 пунктов, а на следующие 5 лет – 112 пунктов.

Существенное снижение произошло летом 2018 г., когда объявленная пенсионная реформа негативно отразилась на ожиданиях россиян: оценки будущего страны ушли в отрицательную область (ниже 100 пунктов). Сейчас россияне смотрят на краткосрочный период с несколько большим оптимизмом, оценки 5-летнего периода после небольшого восстановления остаются на нейтральном уровне.

Сегодня оптимизм связан в основном с достаточно стабильным материальным положением самих респондентов и отсутствием резкого падения уровня потребления, а не с надеждой на успехи в экономике государства.

Личные перспективы

Оценка текущей материальной ситуации складывается из двух компонент: оценки целесообразности крупных покупок и оценки изменений материального положения семьи за последние 12 месяцев. Индекс целесообразности крупных покупок рос на протяжении всего 2019 г. Этот индекс имеет достаточно высокую степень связности с индексом оборота розничной торговли непродовольственными товарами, подсчитываемым Росстатом, с лагом в один-два квартала: таким образом, люди декларируют готовность к крупным покупкам на один-два квартала ранее, чем статистика фиксирует рост покупок в розничном секторе.

Если в конце 2018 г. индекс крупных покупок имел нисходящий тренд, то с II квартала 2019 г. он показывал существенный рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Рост оборота розницы, согласно Росстату, начал ускоряться в начале IV квартала. Однако в последней четверти года оценки целесообразности крупных покупок снова начали ухудшаться. Это означает, что с учетом лага можно ожидать продолжения ускорения роста розничной торговли в начале года, однако этот тренд может оказаться неустойчивым. А возможности для роста оптимизма и, соответственно, потребления в 2020 г. – ограниченными.

Оригинал