Аналитические отчеты

ГРАЖДАНСКИЙ АКТИВИЗМ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ

ГРАЖДАНСКИЙ АКТИВИЗМ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ:

Чем молодые россияне отличаются от россиян более старших возрастов? Какие факторы предопределяют более высокие показатели гражданского активизма среди молодежи?

Денис Волков, Степан Гончаров, Мария Снеговая

Скачать PDF-файл отчета

Основные выводы:

  • Молодые россияне по ряду характеристик отличаются от более старших поколений. Прежде всего, эти отличия касаются источников информации. Россияне в возрасте 18-35 лет гораздо активнее пользуются интернетом и социальными сетями. Благодаря этому, российская молодежь оказывается менее подвержена государственной телевизионной пропаганде. Особенно заметна роль YouTube, который за последние годы стал самой популярной интернет-платформой, позволившей политикам, активистам и журналистам получить доступ к миллионам молодых россиян по всей стране в обход телеканалов, контролируемых государством. Это приводит к существованию двух параллельных медиа-пространств со своими аудиториями и героями, что углубляет разрыв между самыми молодыми россиянами и старшим поколением.
  • Как показало наше предыдущее исследование[1], молодые россияне оценивают действия предпринимателей более позитивно, чем старшие поколения; чаще считают, что именно в бизнесе работают самые умные, талантливые и способные россияне. Открытие своего бизнеса привлекательно для них не столько возможностью много заработать, сколько шансом реализоваться, почувствовать себя независимым от родителей и государства.
  • Молодые россияне также меньше подвержены патерналистским настроениям и в меньшей степени ждут поддержки от государства в сравнении со старшими поколениями россиян. Среди молодежи до 25 лет доля тех, кто отдает приоритет правам человека, почти вдвое превышает долю тех, кто отдает приоритет интересам государства. Результаты для более старших возрастных когорт ровно противоположные – среди них доминирует представление о приоритетности интересов государства.
  • В сравнении со старшими поколениями молодые люди в России демонстрируют большую толерантность к сексуальным меньшинствам и меньшую – к домашнему насилию; чаще занимаются волонтерством. На смену «традиционным» аполитичным молодежным тусовкам прошлых десятилетий приходят новые формы объединений, которые строятся вокруг политических ценностей: гендерных проблем, патриотизма, здорового образа жизни.
  • Еще одна отличительная черта молодых россиян состоит в положительном отношении к Западу и, в особенности, европейским странам. Эти настроения резко контрастируют со взглядами старших поколений, где преобладает негативное отношение к западным странам. Однако, представления молодых россиян о жизни на Западе и общественном-политическом устройстве поверхностны и клишированы. Запад рассматривается, прежде всего, как место сытой и спокойной жизни и как источник модных тенденций. В положительном отношении к Западу есть и оборотная сторона: значимая часть молодёжи (больше половины) хочет эмигрировать из России. Однако среди молодых людей также присутствует и тенденция к изоляционизму: среди них популярны преставления, что Россия должна оставаться «самостоятельной», «отдельной территорией», быть независимой от международных структур.
  • На протяжении многих лет и вплоть до лета 2018, большинство молодых россиян демонстрировали высокие показатели поддержки Путина и политической системы. Однако изменения в общественном мнении, вызванные долгим падением уровня жизни и повышением пенсионного возраста, затронули молодое поколение даже в большей степени, чем население более старших возрастов. Особенно отчетливо эти изменения заметны в возрастной группе 25-35 лет. На рост отчуждения от власти среди молодежи влияет и политика властей по ограничениям в Интернете. Кроме того, более активное пользование интернетом и соцсетями ведет к высокому уровню информированности молодых россиян о событиях в стране, в т.ч. росте репрессивности властей, что также подстегивает протестные настроения в этой возрастной группе.
  • Наше исследование, проведенное в октябре-ноябре 2019 года, выявило более высокий уровень гражданской активности среди молодых россиян (16-34 лет) у женщин, респондентов с университетским образованием, тех респондентов, кто реже смотрит телевизор, владеющих хотя бы одним иностранным языком и бывающих за границей в течение последних 5 лет. Заметна большая склонность к волонтёрской активности среди молодых россиян в возрасте от 16 до 20 лет.
  • Факторный анализ показал, что индикаторы «открытости» внешнему миру молодых россиян – через знание иностранных языков, путешествия за границу, интерес к политике, – наиболее значимо связаны с индикаторами гражданской активности. Эти результаты подтверждаются другими исследованиями, показывающими, что молодые респонденты, имеющие хотя бы короткий опыт пребывания за границей, резко отличаются от остальных россиян: у них больше способности к самостоятельному действию, рассуждению и планированию.
  • Индикаторы «информированности» (доступ к разным источникам информации, прежде всего, интернету и соцсетям) сильнее связаны с показателями политической гражданской активности. Доступ к разным источникам информации связан с более высокими уровнями таких показателей, как «объединение с другими людьми для решения общих проблем, защиты своих прав», «обращение с запросом, жалобой, заявлением в государственные органы», «участие в митинге, шествии, пикете, забастовке», «голосование на выборах любого уровня».

Отличительные черты молодых россиян

В последние годы многие исследования отмечают, что молодые россияне, т.н. миллениалы (1981-1996 годов рождения) и следующее за ним поколение Z (1997-2012 годов рождения) по многим социально-политическим характеристикам довольно сильно отличаются от поколений россиян более старших возрастов. Попробуем выделить наиболее очевидные из них.

Использование интернета. Наиболее очевидное важное различие между молодыми россиянами (в возрасте 18–35 лет) и их старшими соотечественниками касается пользования Интернетом и потребления новостей. Согласно опросным данным, за последнее десятилетие использование телевидения в качестве источника новостей в России сократилось на четверть (с 90% до 70% населения старше 18 лет). Напротив, чтение новостей в интернете и социальных сетях выросло в четыре раза (до 40%). Молодые люди получают новости в основном по интернету (до 65% по группе) из новостей Яндекса, социальных сетей и видеоблогов. На фокус-группах молодые респонденты из больших городов часто признаются в том, что почти никогда не смотрят телевизор; у некоторых телевизора даже нет дома. [2] В группе респондентов старше 40 лет телевизор пока остается основным источником информации, хотя его роль тоже снижается.

Таким образом, российская молодежь оказывается менее подвержена государственной телевизионной пропаганде. У молодых людей больше шансов получить более широкую, более детальную картину происходящего – при условии, если та или иная новость их заинтересует. Однако происходящим в стране и мире молодые интересуются намного реже, чем старшие поколения. И хотя у молодых россиян гораздо больше инструментов для критического понимания действительности, большинство этими инструментами пользуется редко; интерес к политике обычно просыпается позже – 30-35 годам.

Социальные сети. Быстрое распространение социальных сетей в России, и особенно Instagram и YouTube, в последние несколько лет способствовало появлению нового явления – видеоблогов, которые регулярно смотрит около трети российских граждан, а также инстаграм-каналов. Большинство аудитории этих ресурсов составляют молодые люди, которые обращаются к ним в 5-6 раз чаще, чем представители старшего поколения.[3] YouTube стал интернет-платформой, которая позволяет новым политикам, активистам и журналистам получить общенациональное признание у миллионов молодых зрителей по всей стране. Новые общественные деятели могут обращаться к своей аудитории напрямую, минуя фильтры контролируемых государством телеканалов. Это приводит к существованию двух параллельных вселенных со своей аудиторией и своими героями, что еще больше углубляет разрыв между самыми молодыми россиянами и старшим поколением.

Если старшее поколение продолжает следить по телевизору за Путиным, Шойгу, Собяниным, Соловьевым и Киселевым, то у молодого поколения другие авторитеты. Это журналист Юрий Дудь, у которого 7,5 миллиона подписчиков на YouTube или оппозиционный политик Алексей Навальный, основатель Фонда по борьбе с коррупцией, у которого почти 4 миллиона подписчиков. При этом большинству молодых людей гораздо интереснее неполитические сюжеты и фигуры вне политической конъюнктуры. Своеобразным индикатором известности и привлекательности может служить число подписчиков на их аккаунты в Instagram: Ольга Бузова (более 21 млн подписчиков), спортсмен Хабиб Нурмагомедов (20 млн), Настя Ивлеева (17 млн) и другие.

Дух предпринимательства проявляется у молодых людей в повышенной готовности заниматься предпринимательством, работать на себя, открывать свой бизнес и просто работать в рыночном секторе. В первой части нашего проекта мы писали[4], что в исследованиях «Левада-центра» молодые люди в целом оценивают действия предпринимателей более позитивно, чем старшие поколения; чаще считают, что именно в бизнесе работают самые умные, талантливые и способные сограждане. Именно молодые россияне в 2 раза чаще, чем в среднем по выборке, говорят о желании открыть свое дело. Люди старших возрастов проявляют большую склонность работать по найму, в государственных организациях, гарантирующих пусть и не самый высокий, но стабильный доход.[5]

При этом и фокус-группы с молодежью, и результаты опросов показывают, что открытие своего бизнеса привлекательно не столько возможностью много заработать, сколько шансом реализоваться, почувствовать себя независимым от родителей, государства и обстоятельств. Еще одним свидетельством привлекательности предпринимательства для молодых является тот факт, что среди интересных и вдохновляющих личностей молодые часто называют американского предпринимателя Илона Маска; еще несколько лет назад также называли Стива Джобса и Павла Дурова (но они все-таки остались героями для тех, кому сейчас 30-35 лет).

Снижение уровней патернализма. Еще одно отличие состоит в менее патерналистских взглядах молодых россиян по сравнению с более старшими возрастными группами. Согласно опросу «Левада-центра» в 2017 году среди молодежи только 27% опрошенных утверждали, что они не могут прожить без государственной поддержки, тогда как в старшей возрастной группе таковых было 70%.[6] В исследовании студентов 109 российских университетов, проведённых в 2017 году политологом Высшей Школы Экономики Валерией Касамарой, 65% опрошенных студентов согласились с тем, что «страх не должен быть определяющим мотивом в отношениях власти и общества», и не были согласны с утверждением, что в нашей стране «власть должны бояться, иначе ее не будут уважать».[7]

Исследование социологического центра РАН, проведенное в 2017 году, обнаружило, что для молодых россиян, и особенно молодежи до 25 лет, характерно безусловное доминирование признания приоритетности прав человека по отношению к интересам государства, что резко контрастирует со взглядами более старших возрастных когорт. Доля сторонников прав человека среди молодежи до 25 лет включительно в октябре 2017 г. почти вдвое превышала долю сторонников приоритетности интересов государства (26% против 11% соответственно), в то время как по группе от 61 года и старше это соотношение было обратным (13% против 27% соответственно).[8]

Отношения к меньшинствам. В сравнении со старшими поколениями россиян молодые люди в России демонстрируют большую толерантность к геям и лесбиянкам[9], большее неприятие домашнего насилия, более частое увлечение волонтерством. Однако даже среди молодых россиян особенно за пределами крупнейших городов, остается много тех, кто до сих пор не принимает геев и лесбиянок. Также стоит отметить, что толерантность молодежи далеко не всегда распространяется на другие группы населения. Например, в отношении трудовых мигрантов молодые россияне часто демонстрируют ту же неприязнь, что и респонденты других возрастов.

Общее отношение молодых россиян к проблеме насилия над женщинами и вовсе не отличается от среднестатистических значений. Однако, исходя из обсуждения этих вопросов на фокус-группах, можно говорить о некотором изменении в поведении молодых женщин. Они не только чаще считают эту проблему значимой (как и женщины в целом – по сравнению с мужчинами), но и готовы говорить об этом публично.

Исследователи молодежных субкультур также обнаруживают этот тренд на рост важности этих вопросов в том, что на смену «традиционным» аполитичным молодежным субкультурам типа панков или хипстеров приходят т.н. «солидарности», которые строятся вокруг более политизированных ценностей – гендерных проблем, патриотизма, здорового образа жизни и т.д.[10] Имиджевая принадлежность становится вторичной, а на ее место приходят идеологическая и ценностная идентификации.[11]

Привлекательность Запада. Еще одна отличительная черта молодых россиян заключается в положительном отношении к Западу и, в особенности, европейским странам. Эти настроения резко контрастируют с взглядами старших поколений, где преобладают негативные оценки. Так, около 60% молодых россиян положительно относятся к Европейскому союзу и США по сравнению с только 30% людей старше 65 лет. По этому вопросу также наблюдается заметный разрыв между жителями городскими и сельскими территориями: молодежь городов лучше относится к Запад, чем молодые люди из небольших населенных пунктов. Наше и похожее исследования показывают[12], что санкции и разногласия с Западом мало повлияли на привлекательность западных стран для российской молодежи. Такие страны, как Германия или США, по-прежнему являются для них образцом для развития собственной страны. Кроме того, именно в Европу и США наши молодые респонденты хотели бы поехать на работу и постоянное место жительство. В более положительном отношении к Западу есть и своя обратная сторона: значимая часть молодёжи хотела бы эмигрировать. Свыше половины россиян в возрасте от 18 до 24 лет (53% по данным опроса Левада-центра 2019 года) хотели бы уехать из страны.[13]

Однако, более подробные разговоры на фокус-группах обнаруживают весьма поверхностные и клишированные представления молодых россиян о жизни на Западе, об общественном-политическом устройстве и культуре западных стран. Запад рассматривается молодыми людьми как место сытой и спокойной жизни, задает нормы потребительского поведения. Для многих из них западная массовая культура стала неотъемлемой частью повседневного опыта. С самого рождения они знакомы с Голливудом, Диснеем, а теперь и с HBO. Около трети россиян в возрасте до 35 лет слушают зарубежную поп-музыку, хип-хоп или техно, тогда как старшее поколение предпочитает советскую эстраду и русские народные песни. Западная культура действительно стала неотъемлемой частью идентичности молодого поколения в России.

Все это сильно отличает молодых россиян от представителей старших поколений. Однако наравне с призывами к сотрудничеству с Европой и Америкой на фокус-группах молодыми людьми часто звучит мнение, что Россия должна оставаться «самостоятельной», «отдельной территорией», быть независимой от международных структур. Эта изоляционистская тенденция не может быть обусловлена исключительно государственной пропагандой и, вероятно, коренится в распространенном среди российской молодежи мнении, что на Западе «нас никто не ждет», «они нас не любят». Сближение России и Западу, в глазах молодых также мешает ощущение отсталости и слабости своей страны: если отношения на равных невозможны, лучше оставаться в стороне.

Отчуждение от власти. На протяжении многих лет и вплоть до лета 2018, большинство молодых российских граждан демонстрировали высокий уровень поддержки Путина и российской политической системы. Однако изменения в общественном мнении, вызванные долгим падением уровня жизни и повышением пенсионного возраста, затронули молодое поколение тоже. Особенно отчетливо эти изменения заметны в возрастной группе 25—35 лет (более молодые остаются аполитичны и потому лояльны). Говоря о своих претензиях к властям, молодые респонденты на фокус-группах – вслед за представителями старших поколений – выражают озабоченность экономическими проблемами и будущим страны; сетуют на пенсионную реформу, которая ударила по их родителям. В 2020 поправки в конституцию, а также сам факт «обнуления сроков» Владимира Путина оказались неприемлемыми прежде всего для самого молодого поколения россиян (до 25 лет).

У молодежи есть и специфические претензии к власти. Молодежь чаще недовольна ограничениями в Интернете, такими как блокирование Telegram и блокировки сайтов, уголовные обвинения за репосты. Подавление полицией протестов в Москве летом 2019 года повлияло на мнение на мнение тех молодых людей, которые следили за событиями в социальных сетях – не только в столице, но и в крупных российских городах. На фокус-группах молодые россияне тогда говорили, что репрессивная реакция власти на протесты в Москве стала для них подтверждением того, что власти «не хотят никого впускать», «они думают только о себе» и что «люди считаются второсортными». Деполитизация со стороны родителей и учителей вызывали раздражение.[14]

Однако пока не вполне ясно, насколько эти установки выливаются в протестные действия. Опросы на протестных акциях показывают, что доля молодых участников за последнее десятилетие осталась примерно постоянной. На московских протестных акциях в 2019 году доля молодых участников колебалась между 20 и 30%.[15] «Медианный возраст участников несогласованной акции 3 августа 2019 составил 30 лет, однако в дальнейшем он повышался и достиг 40 лет на согласованном митинге 29 сентября. Это примерно столько же, сколько и на протестных акциях в декабре 2011 года.»[16]

Гражданская активность среди молодых россиян

Участие в протестах – не единственный показатель уровней гражданской активности среди молодых россиян. Исследования показывают, что типичным представителем активного типа является россиянин в возрасте до 30 лет, имеющий высшее образование и проживающий в крупном областном или краевом центре, относящий себя к средним слоям общества и достаточно часто (не менее раза в неделю) использующий социальные сети. Типичный представитель инертного типа – житель районного центра в возрасте старше 60 лет, имеющий среднее специальное образование и вышедший на пенсию, относящий себя к низшим слоям общества и не использующий социальные сети. [17]

Хотя в последние годы появилось достаточно много сравнительных исследований между группами молодых и более взрослых россиян[18], все еще мало работ, которые изучали бы вариацию внутри самих молодежных групп. Что предопределяют большую гражданскую активность одних молодых россиян в сравнении с другими? Для того, чтобы проанализировать тренды внутри этой группы, мы провели исследование в октябре-ноябре 2019 года. Исследование основано на результатах общероссийского репрезентативного опроса населения страны в возрасте 16-34 лет, проживающих в 15 городах-миллионниках. Было опрошено 1014 человек, погрешность не превышает 3,4%. Опросник создавался специально по задачи данного исследования. Данные указаны в % от опрошенных. Опрос проводился путем звонков на случайно сгенерированные номера мобильных телефонов. Средняя продолжительность одного интервью составила 12 минут.

Гражданская активность в социологии определяется как деятельность, направленная на изменение и развитие гражданского общества. В исследованиях ее обычно измеряют через готовность голосовать на выборах, объединяться с другими людьми для решения своих проблем, работать волонтером и т.д.

В последние годы среди россиян в целом показатели гражданской активности достаточно стабильны. Чаще всего она носит характер нематериальной помощи нуждающимся, голосования на выборах, и жертвования денег на общественно полезные цели. В опросе апреля 2020 года о наличии соответствующего опыта за последние 12 месяцев заявили 38%, 29% и 21% россиян соответственно.[19] При этом есть значимые отличия по типу активности. Состоятельные россияне чаще жертвуют деньги (малоимущие проявляют активность другими способами). Люди с высшим образованием и жители Москвы (где лучше развиты способы взаимодействия с различными службами онлайн) чаще подписывают петиции и обращаются в государственные органы. Люди оппозиционных взглядов участвуют в митингах и подписывают петиции.[20]

Однако, группа молодых россиян значимо отличается почти по всем этим показателям. Например, по данным опроса 2018 года, о своей готовности к участию в разных видах гражданской активности заявило значимо большее число молодых россиян в сравнении со средними показателями по населению в целом (превышение на 10-20%).

Рисунок 1. Готовности к гражданской активности. Данные общероссийского опроса декабря 2018 года в сравнении с данными опроса сентября 2018 молодых людей 18-35 лет, проживающих в крупных российских городах[21].

Готовы, чтобы добиться изменений к лучшему…

 

В нашем опросе, проведенном в октябре-ноябре 2019 года, мы задали молодым россиянам в возрасте 16-34 лет следующий вопрос:

«Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

  • Заниматься в спортивной секции, кружке по интересам, творческом коллективе
  • Жертвовать деньги на благотворительные цели
  • Отдавать безвозмездно одежду, вещи малоимущим/ пострадавшим от стихийных бедствий
  • Работать волонтером, добровольцем
  • Объединяться с другими людьми для решения общих проблем, защиты своих прав
  • Обращаться с запросом, жалобой, заявлением в государственные органы
  • Подписывать коллективные обращения, петиции
  • Участвовать в митинге, шествии, пикете, забастовке
  • Распространять листовки, агитационные материалы, работать в штабе кандидата на выборах
  • Голосовать на выборах любого уровня»

Ниже мы приводим основным характеристики респондентов, по которым присутствуют значимые отличия в уровнях гражданской активности.

Как показывают данные опроса, к волонтерству наиболее склонны наиболее молодые россияне, в возрасте 16-20 лет. Более взрослые группы чаще голосуют на выборах, более склонны отдавать безвозмездно одежду, вещи малоимущим и объединяться с другими людьми для решения общих проблем, защиты своих прав.

Рисунок 2. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом., данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по возрасту.

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

Кроме того, существенно более выражена гражданская активность среди женщин (за вычетом участия в спортивной секции, кружке по интересам, творческом коллективе). Возможно потому, что мужчины более склонны ставить перед собой первостепенной задачей зарабатывание денег. Любопытно, что мы не видим существенных отличий по вопросу участия в протестах (ранее считалось, что мужчины чаще участвуют в протестах, но в последние годы участие женщин выросло).[22]

Рисунок 3. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом, данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по полу.

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

 

Наконец, как и в более ранних исследованиях Левады, мы видим существенно более высокую склонность к гражданской активности среди россиян с высшим образованием. Опять же этот показатель стабильно выражен и в других исследованиях. При этом мы не находим отличий по, например, уровням достатка, который в теории мог бы позволять не работать, а быть более граждански активным. Речь, скорее, о специфическом российском среднем классе, который связан не с особым материальным достатком, а, например, с уровнем образованности. [23]

Рисунок 4. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом., данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по уровню образования.

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

 

По источникам информации особенно заметна разница не столько по доступу и активности в интернете, сколько по тому, является ли телевизор (и, прежде всего, государственные каналы) основным источником информации. Среди тех молодых россиян, которые называют именно федеральные телеканалы (Первый, Россия-1 и т.д.), как основной источник о происходящем в стране и в мире, показатели гражданской активности заметно ниже. На Рисунке 5 ниже столбик – федеральные каналы – соответствует заметно более низким уровням почти всех показателей гражданской активности (за вычетом голосования на выборах) в сравнении с остальными источниками информации.

Рисунок 5. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом., данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по источнику информации. «Откуда вы чаще всего узнаете о происходящем в стране и мире?»

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

 

Другие исследования обнаружили, что подростки в возрасте 11-17 лет из городов с населением менее 100 тысяч человек смотрят телевизор в полтора раза дольше, чем зрители такого же возраста из крупных городов. В малых городах подростки проводят у телевизора 1 час 45 минут в день, в крупных городах — 1 час 14 минут. Зрители в возрасте 4-11 лет смотрят телевизор на четверть дольше, чем их ровесники из мегаполисов, а зрители 18-24 лет — на 15%. Отчасти этот фактор может объяснять различия в динамике гражданского участия между молодыми россиянами из регионов и больших городов, которые показывают данные.[24]

Исследования говорят о том, что наличие тесных контактов за границей положительно связано с гражданским участием.[25] Это может объясняться тем, что передача ценностей, норм, новостей и идей из-за рубежа меняют представление людей о привычном порядке вещей, порождают новые идеи и желание влиять на изменения в социальной и политической жизни внутри собственной страны.[26] В нашем исследовании эта связь подтверждается на двух показателях – знание иностранных языков и путешествия за границу, которые значимо связаны с более высокими показателями гражданской активности.

Знание иностранных языков коррелирует с повышенными уровнями гражданской активности среди молодых россиян почти по всем показателям (Рисунок 6).

Рисунок 6. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом., данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по знанию иностранных языков.

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

 

Кроме того, мы видим подобные же отличия среди тех респондентов, которые имеют опыт путешествий за границу за последние 5 лет – среди них почти все показатели гражданской активности также отличаются в более высокую сторону (Рисунок 7). При этом динамика сходная независимо от региона поездки – показатели гражданской активности выше среди тех, кто бывал в странах СНГ и в Европе/США, чем у тех, кто за границей в последние 5 лет не бывал. Но среди тех, кто путешествовал в западные страны эти эффекты выражены сильнее.

Конечно, выявленная связь не является причинно-следственной и может объясняться, например, тем, что респонденты с более активной жизненной позицией активнее во всем – как в плане гражданской активности, так и в плане изучения иностранных языков и поездок заграницу. Некоторый вклад в эти отличия может сыграть разница в материальном уровне респондентов, имеющих возможность путешествовать, и тех, кто не имеет такую возможность. Однако, тем не менее, выявленная закономерность любопытна, согласуется с более ранними исследованиями и нуждается в дальнейшем изучении.

Рисунок 7. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом., данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по путешествиям в другие страны за последние 5 лет.

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

 

Наконец, мы также изучили отличия по уровням гражданской активности в зависимости от региона. Мы разбили города проживания наших респондентов (Москва, Петербург, Воронеж, Нижний Новгород, Пермь, Самара, Казань, Уфа, Ростов-на-Дону, Волгоград, Екатеринбург, Челябинск, Новосибирск, Красноярск, Омск) на условно благополучные и неблагополучные с учетом того, где в последние годы шел отток или приток населения.[27] Затем мы посмотрели, варьируются ли уровни гражданской активности среди наших респондентов в зависимости от региона проживания (Рисунок 8).

Рисунок 8. Участие в гражданской активности среди городской молодежи России в целом., данные Левада-Центра. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет по региону проживания

 Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

Как показывает Рисунок 8, мы не видим ярко выраженных отличий по большинству показателей гражданской активности в зависимости от региона проживания. В депрессивных регионах респонденты более активно голосуют на выборах и более склонны заниматься благотворительностью (отдавать вещи малоимущим). В более благополучных регионах выше уровни волонтерства и число обращений к властям с запросами, жалобами и заявлениями.

Таким образом, мы наблюдаем более высокие уровни гражданской активности среди: женщин, респондентов с университетским образованием, тех респондентов, чьи источники информации не являются государственными телеканалами, тех респондентов, кто владеет хотя бы одним иностранным языком и бывал за границей в течение последних 5 лет. Мы не обнаружили ярко выраженной зависимости между уровнями доходов, регионом проживания и гражданской активностью.

Заметна большая склонность к волонтёрской активности среди молодых россиян в возрасте от 16 до 20 лет. Но эта возрастная группа не сильно отличается от остальной молодёжи по другим показателям.

Факторный анализ

На основе существующих исследований гражданской вовлеченности, мы сформулировали несколько гипотез, которые могут объяснять различия в уровнях гражданской активности среди молодых россиян из больших городов. Исходя из выделенных гипотез, мы провели факторный анализ переменных, наиболее соответствующих каждой из них. При факторном анализе в один фактор объединяются сильно cкоррелированные между собой переменные, происходит перераспределение дисперсии между компонентами и получается максимально простая и наглядная структура факторов. В результате такого подхода мы выявили 4 фактора, условно соответствующие каждой из наших гипотез.

1) Гипотеза 1: «открытость миру» – респонденты, которые имеют больший опыт общения с внешним миром демонстрируют более высокие уровни гражданской активности.[28] Соответствующий гипотезе фактор 1 включил в себя такие переменные, как поездки в Европу и США, владение иностранными языками, просмотр фильмов, чтение книг и прослушивание подкастов на иностранных языках, обсуждение политики с родственниками, знакомыми и коллегами.

2) Гипотеза 2: «информированность» – респонденты, имеющие доступ к более разнообразным источникам информации, лучше осведомлены о ситуации в стране и, соответственно, имеют более высокие показатели гражданской активности.[29] Соответствующий фактор 2 включил в себя такие переменные, как частое пользование интернетом, телевидением и радио, интерес к политике, обсуждение политики с родственниками, знакомыми и коллегами.

3) Гипотеза 3: «депривация» – неудовлетворенность личными перспективами или ситуацией в стране способствует росту гражданской активности.[30] Ряд исследований говорят о том, что молодым людям в России очень сложно конструировать свое будущее больше, чем на два-три года; у них нет представления о направлении и цели изменений страны, а есть ощущение застоя, в котором ничего не происходит. Это создает ощущение неизменности, несменяемости и застывшего настоящего и может стимулировать гражданскую активность в целях изменить окружающую действительность.[31] Соответствующий фактор 3 включил в себя такие переменные, как восприятие будущего страны и динамика личного материального положения.

4) Гипотеза 4: теория мобилизации ресурсов – молодые люди, у которых больше свободного времени, имеют более высокий уровень гражданской активности.[32] Соответствующий фактор 4 включил в себя такие переменные, как наличие детей, наличие свободного времени, ипотека, проживание отдельно от родителей, интерес к политике.

Далее с помощью метода наименьших квадратов мы провели регрессионный анализ, связав выделенные факторы с показателями гражданской активности. В регрессионную модель также были включены контроли на пол, возраст, уровень образования и место проживания респондента (регион), ошибка кластеризована по месту проживания. Результаты анализа представлены ниже (Рисунок 9).

Рисунок 9. Регрессионный анализ переменных, объясняющих гражданскую активность. Ноябрь 2019 года, молодые россияне 16-34 лет

Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам за последние 12 месяцев…

*** p<0.01,** p<0.05, * p<0.1

Результаты проведенного анализа свидетельствуют, что почти по всем индикаторам гражданской активности фактор 1 «открытость миру» работает лучше всех. Коэффициент при этой переменной статистически значим, положителен (большие уровни открытости миру коррелируют с большими уровнями гражданской активности) и выше по своему размеру, чем коэффициенты при других переменных. Иными словами, молодые россияне с более высокими показателями открытости миру (знание иностранных языков, путешествия на Запад, интерес к политике) имеют значимо более высокие показатели гражданской вовлеченности.

Фактор 2 «Информированность» лучше работает для индикаторов гражданской активности в политической сфере. Корреляция особенно значима для таких показателей гражданской активности, как «объединение с другими людьми для решения общих проблем, защиты своих прав», «обращение с запросом, жалобой, заявлением в государственные органы», «участие в митинге, шествии, пикете, забастовке», «голосование на выборах любого уровня». Это, вероятно, говорит о том, что доступ к более разнообразным источникам информации повышает осведомленность респондентов о ситуации в стране и делает их более вовлеченными в политику.

Для оставшихся двух факторов результаты менее очевидны. Коэффициент при факторе 3 «Депривация» – имеет нужный знак (отрицательный), но незначим в большинстве случаев. Фактор 4 – «мобилизация ресурсов» – значим, но с противоположным знаком. То есть, респонденты с ипотекой, детьми и отдельной квартирой более граждански вовлечены. Возможно, это показатель т.н. «взросления», поскольку, как мы отмечали выше, интерес к политике обычно просыпается у молодых россиян в более зрелом возрасте, к 30-35 годам.

Суммируя, мы обнаружили выраженную связь между «информированностью» – доступом к более разнообразным источникам информации – и более высокими уровнями гражданской активности в политической сфере. Наши выводы также говорят о том, что показатели «открытости» внешнему миру – через знание иностранных языков, путешествия заграницу, интерес к политике, наиболее значимо связаны с разными индикаторами гражданской активности. Эти результаты подтверждаются другими исследованиями, показывающими, что молодые респонденты, имеющие хотя бы небольшой опыт пребывания за границей, резко отличаются от остальных. У них больше способностей к самостоятельному действию, рассуждению и планированию. Столкновение с другим образом и опытом жизни за рубежом позволяет взглянуть на многие привычные вещи с другой стороны.[33]

Youth_RU публикация (бланк)

Скачать PDF-файл отчета

[1] Д.Волков, С.Гончаров, М.Снеговая. Как заниматься бизнесом в России. Исследование «Левада-центра», 18 марта 2020. https://www.levada.ru/2020/03/18/kak-zanimatsya-biznesom-v-rossii/

[2] Д.Волков и С.Гончаров. Российский медиаландшафт-2020. Исследование «Левада-центра», 28 апреля 2020. https://www.levada.ru/2020/04/28/rossijskij-medialandshaft-2020/

[3] Там же.

[4] Д.Волков, С.Гончаров, М.Снеговая. Как заниматься бизнесом в России. Исследование «Левада-центра», 18 марта 2020. https://www.levada.ru/2020/03/18/kak-zanimatsya-biznesom-v-rossii/

[5] Д.Волков, С.Гончаров, М.Снеговая. Not Doing Business в России. Ведомости. 23 марта 2020. https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2020/03/22/825892-doing-business

[6] Денис Волков. «Поколение терпимых и независимых». Газета.ru, 19 июня 2017. https://www.gazeta.ru/comments/2017/06/15_a_10722443.shtml#page5

[7] Мария Снеговая. Молодежь и политика: так есть на что надеяться? Кольта, 6 апреля 2018. https://www.colta.ru/articles/society/17752-molodezh-i-politika-tak-est-na-chto-nadeyatsya#1

[8] Тихонова Н. Е. Соотношение интересов государства и прав человека в глазах россиян: эмпирический анализ. Полис. Политические исследования. 2018. № 5. С. 134-14. https://publications.hse.ru/articles/224695560

[9] Денис Волков. Отношение к ЛГБТ-людям. Исследование «Левада-центра», 23 мая 2019. https://www.levada.ru/2019/05/23/otnoshenie-k-lgbt-lyudyam/

[10] Альфия Максутова. «Не гот, не панк, не рейвер». Интервью с директором Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ Еленой Омельченко. «Русский репортер» №2 (419), 13 марта 2017. https://expert.ru/russian_reporter/2017/02/ne-got-ne-pank-ne-rejver/

[11] Светлана Ерпылева. «От школьника-2011 к школьнику-2017. Социолог Светлана Ерпылева изучала участие подростков в протестах 2011—2012 годов. Что изменилось?» Кольта, 27 марта 2017. https://www.colta.ru/articles/society/14344-ot-shkolnika-2011-k-shkolniku-2017

[12] Д.Волков. Чем российская молодежь отличается от своих родителей. Ведомости, 5 декабря 2018. https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/12/05/788410-rossiiskaya-molodezh

[13] Степан Гончаров и Денис Волков. Эмиграционные настроения. Исследование «Левада-центра», 26 ноября 2019. https://www.levada.ru/2019/11/26/emigratsionnye-nastroeniya-4/

[14]«Российское «поколение Z»: установки и ценности. Результаты исследования Фонда Эберта о российской молодежи. https://www.fes-russia.org/pokolenie-z/

[15]Алексей Захаров и Александра Архипова. Как изменился протест. «Ведомости», 30 сентября 2019. https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/09/30/812372-kak-izmenilsya-protest

[16] Александра Архипова, Алексей Захаров, Ирина Козлова, Мария Гаврилова. Демография протеста: состав и динамика участия. http://liberal.ru/files/articles/7418/Vstrechnaya_mobilizatsiya.pdf

[17] Петухов, В. В., Бараш, Р. Э., Седова, Н. Н., и Петухов, Р. В. (2015). Гражданский активизм в России: мотивация, ценности и формы участия. Власть22(9), 11-19. https://www.jour.fnisc.ru/index.php/vlast/article/view/2765

[18] Félix Krawatzek and Prof. Dr. Gwendolyn Sasse. “Youth in Russia: Outlook on Life and Political Attitudes.” Center of East European and International Studies. No.1/2018 · June 2018. https://www.zois-berlin.de/publikationen/zois-report/zois-report-12018/

«Образ будущего глазами молодежи: неравенство и мобильность». Проект Фонда Бориса Немцова за свободу при поддержке Министерства иностранных дел Германии. http://zukunftsbild.nemtsovfund.org/2019/

Denis Volkov. Generation Putin: Values, orientations and political participation. Norwegian Institute of International Affairs. NUPI Working Paper 886. 19 December, 2019. https://www.nupi.no/nupi_eng/Publications/CRIStin-Pub/Generation-Putin-Values-orientations-and-political-participation

Maria Snegovaya. “Will Russia’s “Digital Natives” Change Their Country’s Future?” Center for European Policy Analysis, April 5, 2018. https://www.cepa.org/putins-new-generation

[19] Гражданская активность и общественные проблемы. Исследование «Левада-центра», 27 апреля 2020 года.

https://www.levada.ru/2020/04/27/grazhdanskaya-aktivnost-i-obshhestvennye-problemy/

[20] Там же.

[21] Денис Волков, Степан Гончаров. Представления о будущем у молодёжи крупных городов в России, Украине и Беларуси. Исследование «Левада-центра». http://zukunftsbild.nemtsovfund.org/survey-ru/

[22] Александра Архипова, Алексей Захаров, Ирина Козлова, Мария Гаврилова. Демография протеста: состав и динамика участия. http://liberal.ru/files/articles/7418/Vstrechnaya_mobilizatsiya.pdf

[23] «Говорят, раньше молодые люди в России становились неформалами, а теперь — либералами. Это правда? Протест — новая субкультура?» Медуза, 14 октября 2019. https://meduza.io/feature/2019/10/14/govoryat-ranshe-molodye-lyudi-v-rossii-stanovilis-neformalami-a-teper-liberalami-eto-pravda-protest-novaya-subkultura?utm_source=facebook&utm_medium=main&fbclid=IwAR302Lf6O9GlJQ4ap_E4jRMamF2KkLRAugxDHvASb_Q2LXALFobfBMZegco

Молочников Н.P. и Крюченко Н.Н. Средний класс в России: критерии отнесения. // Международный журнал экспериментального образования. – 2013. – № 11-1. – С. 147-149. https://www.expeducation.ru/ru/article/view?id=4459 

[24] MediaScope: подростки в небольших городах России смотрят телевизор в полтора раза дольше своих сверстников из крупных городов. https://meduza.io/news/2019/10/08/mediascope-podrostki-v-nebolshih-gorodah-rossii-smotryat-televizor-v-poltora-raza-dolshe-svoih-sverstnikov-iz-megapolisov?utm_source=facebook&utm_medium=main&fbclid=IwAR2PT3nNlM3Uln7eFg8zViCr6aUH284VEVqLNRMHu_knIK7HTVJzhJ12S-0

[25] Nikolova, M., Roman, M., and Zimmermann, K. F. (2017). Left behind but doing good? Civic engagement in two post-socialist countries. Journal of comparative economics45(3), 658-684.

[26] Levitt, P. (1998). Social remittances: Migration driven local-level forms of cultural diffusion. International migration review32(4), 926-948.

Barsbai, T., Rapoport, H., Steinmayr, A., & Trebesch, C. (2017). The effect of labor migration on the diffusion of democracy: evidence from a former Soviet Republic. American Economic Journal: Applied Economics9(3), 36-69.

[27] http://www.statdata.ru/largest_cities_russia

[28] Wood, J., and Jobe, J. (2020). Short-Term Travel Abroad to Uganda & Guatemala: A Preliminary Assessment Of Student Transformative Learning. Journal of Transformative Learning7(1).

[29] Ulrich Dolata and Jan-Felix Schrape. (2016) Masses, Crowds, Communities, Movements: Collective Action in the Internet Age, Social Movement Studies, 15:1, 1-18

[30] Folger, R. (1986). Rethinking equity theory. In Justice in social relations (pp. 145-162). Springer, Boston, MA.

Tyler, T. R., and Smith, H. J. (1998). Social justice and social movements. Chapter 30 in DT Gilbert, ST Fiske, and G. Lindzey (Eds.), Handbook of Social Psychology, Volume II.

[31] https://meduza.io/feature/2019/10/14/govoryat-ranshe-molodye-lyudi-v-rossii-stanovilis-neformalami-a-teper-liberalami-eto-pravda-protest-novaya-subkultura?utm_source=facebook&utm_medium=main&fbclid=IwAR302Lf6O9GlJQ4ap_E4jRMamF2KkLRAugxDHvASb_Q2LXALFobfBMZegco

[32] McAdam, Doug (1986) “Recruitment to High Risk Activism: The Case of Freedom Summer,” American Journal of Sociology, vol. 92. no. 1, pp. 64–90.

[33] Екатерина Павленко, Григорий Юдин. “Столица как локомотив: станет ли московская молодёжь ориентиром для молодых групп в России?”. Аналитическая статья для Фонда Эберта, 2020. Рукопись предоставлена авторами.

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.