Аналитика, Важное

Навальный против инерции: что говорят последние данные опросов о будущем протестов

Вне всякого сомнения, Алексей Навальный стал главным героем начала политического сезона. Его возвращение в Россию, арест, публикация нового фильма-расследования, скорый судебный процесс и приговор, новый суд об оскорблении ветерана заставили вот уже месяц говорить о политике как внутри страны, так и за ее пределами. Кульминацией истории стала волна протестов в поддержку оппозиционера, которая в конце января прокатились по российским городам, вызвала жесткую реакцию властей, окончилась рекордным числом задержанных участников акций, а затем была внезапно прекращена соратниками Навального.

Но какое влияние эти события имели на российское общественное мнение в целом и что может нас ждать дальше? На этот счет есть свежие данные.

Сдержанное возмущение

Начнем с фильма о «дворце». За три недели ролик набрал более 100 млн просмотров, что не имеет прецедентов для подобного рода материалов. Опросы также показывают высокий интерес к расследованию, хотя и несколько сужают размеры российской зрительской аудитории фильма. Так, до 70% наших сограждан слышали о нем хотя бы что-то. При этом около четверти опрошенных сказали, что сами смотрели этот фильм. Иными словами, число зрителей в России можно осторожно оценить в 30-35 млн человек. Это примерно в 3,5 раза больше аудитории фильма «Он вам не Димон»; в 5 раз больше, чем у еще более раннего фильма «Чайка». И опросы общественного мнения, и подсчет общего количества просмотров обнаруживают схожий тренд: команда Навального добилась пятикратного увеличения интереса к своим расследованиям. Но на это ушло ни много ни мало шесть лет работы.

При всех невероятных показателях просмотра отношение к фильму оказалось сдержанным. О своем возмущении фактами коррупции, о которых говорится в фильме, заявили менее пятой части опрошенных — их отношение к Путину ухудшилось. Это прежде всего молодежь, пользователи интернета и критики власти. Некоторых фильм заставил задуматься: «хочется быть на стороне Путина, а с другой стороны, хочется верить Навальному». Но в целом в обществе преобладает отстраненность, нежелание вдаваться в детали расследования и готовность оправдывать президента. Люди говорят: «что нового показало нам это расследование?», «дворец Путина — ну и что?». В конце концов «президент должен жить хорошо!», «за 20 лет мог себе позволить» и даже «это еще скромно — посмотрите, какие хоромы у рядовых чиновников!».

Многие респонденты постарше и вовсе считают подобные расследования заведомой провокацией Запада, попыткой дестабилизировать ситуацию в стране. Многие готовы обвинить политика в разжигании социальной розни (в этом отношении Григорий Явлинский, только что раскритиковавший Навального, совсем не оригинален). Поколебать эти весьма распространенные в российском обществе установки непросто. Одного-двух расследований — пусть даже таких ярких, как фильмы Навального, — недостаточно. 

Иммунитет к разоблачениям

Поэтому не должно удивлять, что серьезных подвижек в отношении россиян как к Алексею Навальному, так и Владимиру Путину за последние месяцы не произошло. Полностью подтвердился наш недавний прогноз. Число людей, которые одобряют деятельность Алексея Навального, остается неизменным с сентября прошлого года и составляет около 20%. Напротив, число его противников под влиянием последних даже немного выросло — до 56% (прежде всего за счет тех, кто раньше Навальным не интересовался). Немного подросло доверие Навальному как политику, но это больше похоже на изменение его образа в глазах тех людей, которые ему симпатизируют. Они все больше воспринимают Навального как альтернативу Путину. Но на более широкую аудиторию эти представления, похоже, не распространяются.

Отношение к президенту тоже особо не изменилось. Одобрение его деятельности с конца 2020 года снизилось на один процентный пункт (с сентября на пять пунктов) и сегодня составляет порядка 64%. Доверие к президенту за три месяца снизилось на 3 процентных пункта (до 29% — в вопросе без подсказок, когда люди сами называют фамилии политиков, которым доверяют). И хотя причины происходящих изменений сложно оценить однозначно, это больше напоминает эффект от второй волны коронавирусных запретов, нежели реакцию на расследование. Фильм подтверждает худшие опасения людей, которые уже разочаровались во власти — прежде всего молодых людей, пользователей интернета и читателей телеграм-каналов; у сторонников власти существует своеобразный иммунитет к такого рода разоблачениям.

Следует оговориться, что даже в наиболее критически настроенных к власти социальных группах число лоялистов по-прежнему остается значительным (до половины опрошенных). Далеко не всех критиков режима можно отнести к сторонникам Навального. Число его сторонников в указанных группах обычно колеблется от четверти до трети респондентов.

«Теряем молодежь»

Перейдем к протестам. Результаты опросов о январских протестных акциях только готовятся к публикации, но уже сейчас можно отметить один важный результат. В отношении протестов преобладают негативные оценки. Этим недавние события заметно отличаются от происходившего в Хабаровске и даже от московских протестов 2019 года. Тогда протестующим россияне скорее симпатизировали. Можно догадаться, что негативное отношение задают прежде всего представители старших возрастов, телезрители, сторонники власти.

Похоже, что главные упрек в адрес организаторов протестов заключаются в том, что они вывели на улицу молодежь, школьников, детей. Характерен следующий образ, высказанный одним из респондентов, — это «крестовый поход детей», которых в итоге «всех продали в рабство». В штабе Навального поспешили откреститься от призывов к школьникам, но было поздно. При этом неважно, что данный образ не выдерживает проверку фактами: согласно исследованиям, основную массу протестующих составляли люди 25-35 лет — отнюдь не дети. Образ «школьного протеста» глубоко засел в головы значительной части наших сограждан, и переубедить их будет непросто.

Иными словами, проблема январских протестов совсем не в том, продолжатся ли они после паузы, на которую их поставил штаб Навального. Вполне возможно, что в каком-то виде и продолжатся. Дело в том, что в нынешнем своем издании протесты не находят поддержки у большей части российского общества. А значит, проблематично дальнейшее приращение числа их участников. Представив протесты как бунт детей, а самого Навального как соблазнителя молодого поколения, власть попала в самый нерв, в убежденность значительной части представителей старших поколений в том, что «мы теряем нашу молодежь» и что этот процесс необходимо как можно скорее остановить, в том числе жесткими методами.

Другим фактором, сдерживающим рост протестных настроений, может стать начинающаяся массовая вакцинация, постепенное снятие карантинных ограничений и возвращение к нормальной жизни. Напомним, что в прошлом году даже недолгая передышка между первой и второй коронавирусной волной вселила в россиян долю оптимизма и заметно улучшила текущие оценки ситуации.

Инерция против Навального

Все это, конечно, не умаляет достижений Алексея Навального и его команды. Опросы показывают, что он сегодня является самым ярким оппозиционным политиком. Он давно вошел в десятку общественных деятелей, которые пользуются наибольшим доверием россиян. Однако Навальному потребовались годы кропотливой работы, постоянного присутствия в медиапространстве, чтобы просто завоевать поддержку людей. Исчезновение из новостной повестки может быстро привести к его забвению. Вопрос в том, может ли политическая машина, которую Навальный отстраивал все эти годы, ехать без него.

Более того, отношение к Навальному определяется в том числе факторами, которые лишь незначительно зависят от его собственных усилий: соотношением аудитории интернета и телевидения, снижением рейтингов власти, которые в первую очередь являются производной от неспособности самой власти обеспечить рост благосостояния граждан и ее собственных ошибок. Усилия Навального и его сторонников постоянно натыкаются на терпимость российского общества к коррупции, на приемлемость государственного насилия, на конфликт поколений, на распространенную в нашем обществе выученную беспомощность и ощущение безальтернативности текущего порядка вещей. Пример Навального показывает, что любой, кто хочет добиться в России значимых изменений, столкнется не только с противодействием власти, но и с невероятной общественной инерцией.

Оригинал

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.