Аналитика, Важное

Почему россияне не прививаюся от короновируса

На минувшей неделе российские власти сделали несколько громких заявлений об успехах кампании вакцинации от коронавируса (правда, данные между собой не сошлись и их пришлось уточнять). По официальным данным, хотя бы одну порцию вакцины получили больше 14 млн человек, из них около 10 млн — две, т.е. прошли полный курс вакцинации.

Казалось бы, предпосылки для успеха есть. Россия одной из первых разработала собственную вакцину от коронавируса. Пункты вакцинации открыты по всей стране. В крупных городах даже необязательно ходить в поликлинику: прививку можно сделать в торговых центрах. Привившимся обещают единовременные выплатыподарочные картыбонусные милибесплатные билеты в театругощают мороженым. Президент неоднократно повторял, что в стране есть все ресурсы для вакцинации, чтобы, по его расчетам, уже к осени в России сформировался коллективный иммунитет к заболеванию.

Но на деле россияне не торопятся прививаться, и социологические исследования показывают, что причины сопротивления вакцинации выходят за рамки медицинских.

Согласно статистике, на сегодня полностью привито всего 9,7% населения, и по этому показателю Россия сильно отстает от многих стран мира. С самого начала сделать прививку были готовы лишь около трети россиян, в других странах этот показатель был в два-три раза выше. Доля желающих вакцинироваться не менялась на протяжении почти года и только в последние месяцы начала постепенно снижаться (добравшись до 26% в конце апреля), потому что часть желающих уже сделали прививки. А вот число противников вакцинации плавно нарастало с 54% в августе 2020 года до 62% в конце апреля 2021. По мере того как сокращается число новых заражений и отступает страх заразиться, все меньше людей готовы делать прививку.

Опросы четко показывают, что прививаться готовы прежде всего те, кто опасается заразиться (чаще всего люди старших возрастов), кто верит в естественное происхождение вируса, у кого тяжело болели или умерли от коронавируса близкие, те, кто доверяет коронавирусной статистике и власти в целом. Во многом это пересекающиеся группы. С одной стороны, это люди, которые демонстрируют более рациональное отношение к эпидемии: это болезнь, она опасна, поэтому лучше сделать прививку. С другой — те, кто доверяет властям и у кого государственные инициативы не вызывают вопросов. Но даже в этих слоях до половины респондентов не готовы прививаться.

Не хочет вакцинироваться подавляющее большинство тех, кто не боится заразиться коронавирусом. Чаще всего об этом говорит молодежь, среди которой распространено убеждение, что болезнь ее не коснется. С другой стороны, это люди менее образованные и с большей готовностью разделяющие конспирологические теории: они склонны видеть в коронавирусе новое биологическое оружие (таких порядка 64%), не просто не доверяют коронавирусной статистике, но считают официальные цифры завышенными (таких чуть больше четверти населения), в различных карантинных ограничениях они видят «эксперименты власти над населением» и желание нажиться на продаже масок и перчаток. Наконец, это те, кто не доверяют власти и с подозрением относятся к любым ее инициативам.

Это лишь самые общие характеристики, возможны исключения из правил. Если судить по социальным сетям, среди ярких критиков Кремля, среди оппозиционных политиков и независимых журналистов много тех, кто уже привился. Они руководствовались пониманием того, что коронавирус — опасное заболевание, и потому хотели бы уберечь себя от рисков. Однакона массовом уровне недоверие президенту и правительству в большинстве случаев автоматически означает нежелание прививаться от коронавируса:

так, в апреле среди сторонников Владимира Путина людей, готовых сделать прививку, почти в три раза больше, чем среди его противников (33% против 12%). Поэтому хотя бы отчасти низкая готовность делать прививку — результат нарастающего отчуждения граждан от власти, которое наблюдается на протяжении последних нескольких лет.

На прямой вопрос о причинах своего нежелания прививаться респонденты чаще всего говорят, что они опасаются побочных действий вакцины (так называемой «побочки»), и что вакцина все еще «сырая», сделана слишком быстро, не проведены все нужные испытания; об этом одинаково свидетельствуют опросы и результаты фокус-групп. И хотя создание отечественной вакцины для кого-то стало поводом для гордости, почти у половины респондентов это с самого начала вызвало «недоверие» и «сомнение».

Люди на фокус-группах объясняли, что их смущала невероятная скорость разработки российской вакцины, гонка между странами, каждая из которых хотела зарегистрировать вакцину первой в ущерб тщательности клинических испытаний. Респонденты часто высказывались в том духе, что пусть сначала привьются другие — врачи, бюджетники, военные, граждане других государств: «пусть все остальные будут кроликами, а мы подождем и посмотрим». При этом большинство не желающих прививаться не доверяют любой вакцине против коронавируса: согласно различным исследованиям, к иностранным вакцинам россияне относятся еще хуже, чем к отечественной.

Радикальные антипрививочники, согласно опросам, могут составлять до 10% населения. Но большинство предпочитает давать уклончивый ответ. На фокус-группах такие респонденты говорят, что они «не против вакцины, но и не за». То есть, конечно, они против, но на всякий случай напрямую об этом не говорят, подозревая в модераторе представителя государства. Вместо этого они говорят, что в их конкретном случае имеются противопоказания и хронические заболевания, ссылаются на отрицательный опыт друзей, которые после прививки чувствовали себя плохо, рассказывают о знакомых врачах, которые по секрету не рекомендовали им «ставить вакцину». Поэтому они предпочитают «не рисковать» и «пока подождать». При этом кто-то ждет «улучшенной версии», «доработанной» вакцины. Но большинство, похоже, надеется, что власти поговорят-поговорят, да и забудут про вакцинацию — и проблема как-то рассосется сама собой.

Другие респонденты верят в собственный иммунитет, профилактическую силу козьего молока, коньяка, гомеопатии или дыхательных упражнений. Они уверены, что вирус их не коснется (раз они до сих пор не заболели) или что болезнь пройдет легко.

Также среди участников опросов и фокус-групп встречаются люди, которые в духе передач Никиты Михалкова считают вакцинацию «чипированием», но это явно маргинальная точка зрения. Это не мешает большинству россиянврачей и, возможно, значительной части российской элиты считать коронавирус искусственным творением человека и новой формой биологического оружия. Популярность этой версии, которая противоречит научным исследованиям и имеет все признаки теории заговора — это еще один симптом общего недоверия к официальной информации о коронавирусе. Не приходится удивляться, что в современной России, где враждебность и недоверие к интеллектуалам и интеллектуальной работе стала нормой, научные объяснения звучат менее убедительно, чем геополитическая конспирология. Но, как показывают опросы, такие представления оказываются очередным барьером на пути всеобщей вакцинации.

Объясняя свое нежелание делать прививку, некоторые респонденты признаются, что не чувствуют сигнала сверху: «пример должна показать власть», «власть у нас не делает прививки», «когда закон будет, тогда и сделаем, а так нет». Для многих добровольный характер вакцинации означает, что она не обязательна: «было бы надо, никого бы не спросили» и всех привили, «как это было в Советском Союзе». Поэтому без серьезной настойчивой агитационной кампании охватить прививками всю страну не удастся. Так, согласно опросам, добровольную вакцинацию от гриппа обычно проходят лишь порядка 15% россиян. Но в этом случае люди не столь принципиально выступают против — прививка от гриппа воспринимается довольно спокойно и в целом считается безопасной. Большинство просто не видит в этом необходимости. В случае с вакциной от коронавируса предубеждение против прививки намного сильнее.

Но даже при всем нежелании прививаться, большая часть участников фокус-групп говорит, что они скорее всего сделают прививку, если их будут вынуждать пройти вакцинацию на работе, сделают ее обязательным условием для доступа к социальным услугам и развлечениям или для поездок за границу.

Но российские власти не спешат агитировать население сделать прививки, пустив вакцину на экспорт и зарабатывая на этом геополитические очки. Отсутствие массовой и массированной пропаганды вакцинации вызывает удивление — ведь российское государство умеет убеждать и принуждать, если видит в этом необходимость. Достаточно вспомнить прошлогоднюю мобилизацию населения на голосование за поправки к конституции. Казалось бы, появился повод использовать пресловутый российский агитпроп на благое дело, но этого не происходит. Возможно, власти опасаются идти наперекор общественному мнению.

Напомним, что прошлой весной во время всероссийского карантина люди были настолько фрустрированы неопределенностью и карантинными ограничениями — особенно плохо воспринимались закрытие предприятий, ограничения на передвижение и штрафы, дистанционное обучение школьников — что авторитет власти пошатнулся. Рейтинг одобрения деятельности Владимира Путина тогда впервые за долгие годы на несколько месяцев опускался ниже психологической отметки в 60%, что должно было заставить власти понервничать. С тех пор чиновники действовали осторожнее: осенью в России — в отличие от многих других стран — не было второй волны карантинных ограничений, а сегодня не принуждают прививаться массово. А, может быть, полагая, что «Боливар не выдержит двоих», кремлевские политтехнологи приберегают агитационные ресурсы для осенних выборов в Госдуму. Две крупные агитационные кампании за один год — слишком сложно или слишком дорого. Но верить в этот вариант, довольно циничный, совсем не хочется.

Наконец, российские элиты могут быть просто не готовы убеждать людей в том, во что не верят сами. Похоже, что единого мнения о необходимости всеобщей вакцинации нет ни среди врачей, которые отвечают за нее по долгу службы, ни в политическом руководстве. Так, Владимир Путин, настаивая на скорейшем разворачивании массовой вакцинации, сам прививаться не спешил. А когда это все-таки произошло, все было обставлено настолько секретно (процесс вакцинации не показали федеральные телеканалы, Путин не сказал, какой вакциной он был привит, и т.п.), что многие засомневались, а была ли прививка: «президент, говорили, сделал, только непонятно, сделал или нет», «не факт, что он привился», «даже если бы показали, и то не факт», просто «вкололи витаминчики», — говорили скептики на фокус-группах. Некоторые восприняли отсутствие однозначного сигнала так, что власть боится ответственности: «Сейчас люди провакцинируются, а через два года из-за этой прививки пойдут осложнения. Кто ответственность возьмет за это? Никто не возьмет!» В итоге ответственность переложили на граждан: хотите прививаться — прививайтесь, не хотите — не прививайтесь. Неудивительно, что вакцинация буксует.

Оказывается, проще изобрести собственную вакцину от коронавируса, наладить ее массовое производство и развернуть инфраструктуру по ее распространению в масштабах большой страны, чем убедить собственных граждан в необходимости сделать прививку. Вакцинацию тормозят высокий уровень недоверия российского общества к официальной информации о ходе пандемии, о числе заболевших и умерших и недоверие к власти в целом. Складывается впечатление, что многие россияне сегодня просто не в состоянии поверить в способность своей страны в короткие сроки создать действенную и безопасную вакцину. Научному знанию о коронавирусе и вакцинах многие обычные граждане, медицинские работники и представители власти предпочитают разнообразные конспирологические теории, и это тоже заставляет людей сомневаться в пользе вакцинации от коронавируса. С бесконечными разговорами в телевизионных ток-шоу о том, что наша вакцина самая лучшая, похоже, тоже переборщили — далеко не все оказались готовы поверить, что «все кругом дураки, одни мы умные».

Проблема усугубляется тем, что власти до сих пор не смогли послать обществу единый, четкий и однозначный сигнал о том, что коронавирус — опасная болезнь и прививаться необходимо. Видимо, окончательной уверенности в правильности такого развития событий долго не было (а возможно, что и до сих пор нет) ни среди специалистов, ни во власти. Много месяцев все ограничивалось дежурными призывами и бюрократическими отчетами под телекамеры. И когда Владимир Путин в конце апреля в послании Федеральному собранию наконец сказал «всем гражданам России — пожалуйста, сделайте прививку» — это не произвело никакого эффекта. Как следует из результатов опроса, проведенного буквально на следующей неделе после послания, процент не готовых привиться «Спутником V» остался таким же, как и в феврале: 62%.

В результате большинство людей предпочитает откладывать вакцинацию как можно дольше. В таких условиях и с такими темпами вакцинации коллективного иммунитета, о котором говорят власти, достичь получится еще нескоро — даже не к концу лета, а не раньше следующего года.

Денис ВОЛКОВ

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.

close

РАССЫЛКА ЛЕВАДА-ЦЕНТРА

Подпишитесь, чтобы быть в курсе последних исследований!